Искать по:





 
 
 

Хочу жить. Книга первая-Восставший из огня. Глава 7

Передать эмоцию

Автор: Александр Марченко от 26-02-2013, 20:59, посмотрело: 283

Глава 7.
 
— Рота подъём!!!
Сергей не понимая, что происходит, резко встал, рядом с кроватью стоял прапорщик Кувалда.
— Хватит харю плющить! Уже полдень!
— Товарищ прапорщик!!! – от радости вскрикнул он, они обняли друг друга.
— Живой, чёрт! Ты бы знал, как я рад тебя видеть.
— Я тоже очень рад Вас видеть! Разрешите вопрос, как у вас с проводницей дела складываются?
Прапорщик сел на кровать, опустив глаза в пол, тяжело вздохнув, сказал в ответ:
— Нет её больше. Когда тебя увезли, я долго сидел на выжженной земле, вокруг лежали мёртвые тела, накрытые белыми простынями, в их числе Костя Упырёв, Саня Березников, Снежана и Арина. Немного придя в себя, я пошёл искать Галю, что я увидел, нельзя представить себе даже в самом страшном сне, в момент взрыва она переходила из вагона в вагон, думаю, не стоит тебе дальше рассказывать, что от неё осталась. Ладно, пошли, тебя выписали.
Они спустились на первый этаж.
Прапорщик вышел на улицу, Сергей в гардеробе получил свою одежду, сдал пижаму, переоделся, подошёл к прапорщику, который сидел, курил в беседке.
Прапор посмотрел на Сергея с удивлением, сказал:
— Ничего себе, прикид! Новый камуфляж, берцы, берет, да ещё кожаный ремень, ты как с иголочки. Особенно твой подворотничок белей белого. Брат, ты где так приоделся?
— Что генерал мне в больницу привёз, то и одел, он - друг моего покойного отца,
— Кстати, – добавил он.
— Ну, ты меня удивил, знал бы ты, каких мандулей я за тебя получил, спасибо всем святым, что ты остался в живых. Когда я прибыл в дивизию, один генерал вызвал меня, начал расспрашивать, что, как и почём. Я всё рассказал про ребят. Когда он услышал твою фамилию, схватил телефон, начал звонить в Москву. Думаю, не стоит тебе говорить, какие слова лились в мой адрес.
— Честно говоря, не хотел бы я в тот момент оказаться на вашем месте.
Прапорщик докурил сигарету, окурок бросил в урну, они неторопливо пошли по аллее в сторону живой изгороди, аккуратно подстриженной акации. Сергей допытывался с вопросом:
— Как служба? Расскажите?
Прапорщик, не вдаваясь в подробности, ответил коротко, но многозначительно:
— Как себя поставишь, так и жить будешь.
Его немногословный ответ Сергея сбил с толку, он был настроен услышать долгие истории об интересной и нелегкой службе.
— Но неужели нет ничего интересного? И при чём тут, как себя поставишь?
— Знал бы ты, Серёга, что тебя ждет впереди, – пожимая плечами, пробормотал прапор.
— Когда я лежал в больнице, то смотрел кино по телику
"В зоне особого внимания". Я долго находился под его впечатлением, сколько там было армейской романтики и интересных приключений. Выпавших на долю сильных и смелых десантников. Из всех невероятно сложных ситуаций они всегда выходили победителями, как и подобает настоящим героям. А чего только стоит крепкая армейская дружба и взаимовыручка! Фильм вскружил мне голову. Я был счастлив, что моя мечта сбывалась, и я стану таким же! Чувство гордости переполняло меня.
Прапорщик ухмыльнулся, сказал в ответ:
— Вначале тебя ждет КМБ учебка, а потом всё остальное, запомни только одно, ни в коем случаи, не козыряй генералом, ребята не поймут, зачмырят.
Сергей внимательно рассматривал территорию, больше всего поражала чистота, вокруг аккуратно постриженные газоны. Вдоль аллеи, как по линейке, были посажены небольшие берёзки. Прапорщик вводил в курс дела, объясняя Сергею, кто есть кто.
Когда они вышли за живую изгородь. Сергей увидел четыре одноэтажных деревянных казармы, они стояли на небольшом расстоянии друг от друга. Вход был с торца. Неподалёку стояло трёхэтажное кирпичное здание учебного корпуса, вдалеке виднелось двухэтажное здание штаба.
Ровно посередине расположен был огромный асфальтированный плац с белой разметкой.
— Хватит зевать, дышать нечем от жары, пошли скорей в роту, – пробормотал прапорщик.
— Странно, день только начинается, а на территории части ни души? – спросил Сергей.
 
Прапорщик усмехнулся, сказал в ответ:
— Это Сибирь, здесь летом + 40, а зимой – 40.
Они подошли к зданию казармы, Сергей кинул взор на большую массивную дверь, прапорщик только собрался открыть её, как она открылась, из неё вышел в потёртом камуфляже старший сержант.
Увидев Сергея, он от радости закричал:
— Бешеный, сколько лет сколько зим.
— Здорова, Асан, вот так встреча, – в ответ вскрикнул он.
Они обняли друг друга.
— Ладно, Бешеный, я побежал. Родственники из Казани приехали, вернусь, пообщаемся, – пробормотал он и удалился в сторону КПП.
— Ты что Татарина знаешь? – с ухмылкой спросил прапорщик.
— Ну да, встречались в Москве.
Они вошли в расположение казармы, Сергей окинул взглядом помещение; увидел, что с правой стороны стоял дневальный на тумбочке около оружейной комнаты. Увидев прапорщика, он уверенно приставил руку к виску.
С левой стороны Сергей рассмотрел несколько дверей с табличками, на которых были надписи на первой «Кабинет командира роты», на второй и третьей « Сержантская комната», «Ленинская комната».
Он прошёл в расположение роты. Там он увидел, что деревянные полы блестели как зеркало, двухъярусные железные кровати стояли настолько ровно, что сливались в одно целое, были аккуратно заправлены.
Прапорщик похлопал по плечу Сергея, сказал:
— Эта дивизионная учебка. Сначала тебе придётся пройти КМБ. Затем присяга и через два месяца милости просим в роту разведки.
 
— Какая здесь чистота, полы блестят, как стекло,
– с восторгом произнёс Сергей.
— Сейчас зайдешь в кабинет к ротному, когда выйдешь от него, я тебя провожу к старшине роты, получишь у него мыльно-рыльные принадлежности. Это кабинет ротного, тебе сюда, удачи тебе.
Сергей постучался в кабинет.
— Заходи, – из кабинета был слышен грубый мужской голос.
Он открыл дверь, вошёл в кабинет, за столом сидел, курил папиросы очень крепкий мужчина в камуфлированной форме.
— Где доклад или будем в партизаны играть?!
– возмущённо спросил он.
Сергей уверено приставил руку к виску, отчётливо отрапортовал:
— Гвардии старший лейтенант! Рядовой Кувалдин прибыл для дальнейшего прохождения службы!!!
Лейтенант устрашающе посмотрел на него, сказал в ответ:
— Рядовой Кувалдин, давай знакомиться, я заместитель командира роты по работе с личным составом, старший лейтенант Бебяев Степан Николаевич. Я ознакомился с твоим личным делом, тебе хоть при жизни памятник ставь, всё только положительное и ни одного косяка. Не кажется тебе это странно. Похвально, при трагедии на железной дороге не струсил, вытащил из охваченного огнём вагона двух маленьких детей и девушку, чудом сам остался жив. Здесь я понимаю, герой, у меня нет слов. Дело не в этом, у меня на руках имеется другой документ и не очень хороший для тебя, ты КМС по боксу, владеешь запрещёнными приёмами самбо, не однократно участвовал в нелегальных боях без правил с 90 по 91 год. Ещё многое другое, Кувалдин Сергей Сергеевич, что скажешь в своё оправдание?
— Товарищ старший лейтенант, всё это в прошлом, в данный момент я живу настоящим.
— Смотри, если эту папочку с документами передам в органы КГБ, уверяю, будешь служить в других местах и не два года, а гораздо больше, подумай хорошенько.
— Что там может быть такого страшного?
— У меня к тебе заманчивое предложение, если ты согласишься докладывать мне, что происходит в роте по вечерам, я сейчас при тебе порву второй документ, и ты будешь служить в шоколаде, подумай.
Сергей ухмыльнулся, посмотрел на замполита, возмущённо сказал в ответ:
— Я лопатой буду дерьмо убирать, стучать я Вам не собираюсь!
Замполит резко встал, сильно стукнул кулаком по столу, возмущёно сказал:
— Дерьмо, говоришь, лопатой грести будешь, я тебе это устрою.
— Сейчас Вы мне ничего сделать не сможете, я ещё присягу не принял.
— Дневальный!!!
Дверь кабинета открылась, вошёл солдат, глядя на офицера, спросил:
— Вы меня вызывали, товарищ старший лейтенант?
— Позови срочно прапорщика Кувалду, бегом!
— Есть, разрешите выполнять, – и в ту же минуту вышел из кабинета.
— Значить ты, салабон, готов дерьмо грести лопатой, ты будешь сдыхать у меня на плацу, я задрочу тебя строевой, я тебе это устрою, до присяги ты, сволота, сдохнешь у меня на плацу, – возмущённо сказал старший лейтенант.
Не прошло и минуты, в дверь постучал, а затем зашёл прапорщик Кувалда.
— Вы меня вызывали? – спросил он.
— Прапор, бери этого салабона в свой взвод и драчи его строевой как можно сильнее, ты меня понял!
— Разрешите выполнять?
Замполит сел за стол, закурил очередную папиросу. Сергей с прапорщиком прошли в расположения роты, у окна с левой стороны стояла свободная двухъярусная аккуратно заправленная кровать.
— А можно я буду на втором этаже спать? – спросил Сергей.
— Можно Машку за ляжку, а здесь разрешите! Понял! Теперь давай колись, что от тебя хотел замполит? Ты пойми, я твой командир взвода, у меня к тебе в последние полчаса возникло много вопросов. Замполит на тебя орал, как потерпевший? Знакомства с Татарином, всё как-то странно.
— Ничего странного, с Асаном в Москве на ринге встречались, за ним остался ответный бой. Замполит из меня хотел курву сделать. Он хотел взять меня на понт, чтобы я ему каждое утро докладывал, что происходила в роте от отбоя до подъёма. Соответственно, я его культурно послал, результат не заставил долга ждать.
Прапорщик усмехнулся, почесав свой подбородок, сказал:
— Смотри, с замполитом держи ухо востро, он бывший особист, та ещё сволочь. Старший сержант Асанов заместитель командира взвода в первой роте, бойцы от него вешаются. Небольшой косяк после отбоя с помощью кулака прививает любовь к родине.
— Кувалда, я в штаб, – крикнул замполит.
— А где солдаты, в роте тишина?
— Они на занятиях, сейчас сержант Соловей приведёт их.
Сергей убрал свои личные вещи в тумбочку, внезапно услышал очень громкий топот.
Обритые наголо бойцы возвращались с занятий, форма на них висела, как мешок, в руках они держали тетради с конспектами. Сержант Соловей, кричал им в след:
— Шевелим батонами! Вам 10 минут привести себя в порядок.
Они проходили мимо, не обращая внимание на прапорщика и Сергея.
— Рота, стройся, – выкрикнул прапорщик.
Сергей только успел поднять глаза, рота из 50 солдат была построена. Он собрался, как и все, встал в строй, его резко за руку дёрнул прапор.
— Равняй, смирно, – скомандовал сержант.
Бойцы, как оловянные солдатики, стояли по стойке смирно, глаза смотрели в потолок.
— Товарищ прапорщик, вторая рота учебного батальона построена, – отчётливо отрапортовал сержант.
—Я сколько раз вам буду повторять, чтобы не бегали по казарме, как стадо баранов! Еще раз услышу это стадо, вы будете умирать на плацу! Всем ясно! – в грубой форме произнёс прапорщик.
— Так точно! – в один голос ответили они.
Сергей стоял рядом с прапорщиком, не понимая, куда он попал, в этот момент он вспомнил слова сержанта.
— «У нас тут всяких военных глупостей нет в помине, ты дома, а мы все одна большая семья», а в реальности всё наоборот, очень мощный уставняк.
— Теперь о самом главном, у нас в роте пополнение, знакомьтесь рядовой Кувалдин Сергей! Всем ясно! – окинув бойцов взглядом, добавил он.
— Так точно! Есть, знакомится! – в один голос ответили бойцы.
— Вольно, разойдись, – скомандовал прапорщик, вместе с сержантом пошёл в сторону каптёрки.
Бойцы по одному подходили к Сергею, протягивали руку, называли своё имя, при этом с опаской смотрели, не понимая, кто он такой.
Через некоторое время сержант Соловей вышел из каптёрки скомандовал:
— Рота, выходим на улицу, строиться на обед!
— Кувалдин, жди нас!
Все как один стали выходить на улицу, Сергей остался в расположении казармы. К нему подошли Соловей и Кувалда, прапорщик спросил:
— У тебя бабло есть.
— Пару сотен имеется.
— Тогда веди нас в «Чипок», угостишь нас булочками и соком.
— Что такое «Чипок»?
— Идём, там всё узнаешь, – добавил сержант.
Они не спеша пошли на улицу. Там же 50 солдат были построены, из строя вышел один боец, скомандовал:
— Рота, равняй-с, смирно, равнение на середину.
Строевым шагом боец подошел к прапорщику с докладом:
— Товарищ прапорщик, вторая рота второго учебного батальона на обед построена, доложил командир первого отделения рядовой Щепкин.
— Вольно!
— Щепкин, веди роту в столовую, а затем обратно приведешь, мы в «Чипок». Вопросы есть?
— Никак нет, товарищ прапорщик.
Рядовой Щепкин увёл роту на обед в столовую.
Они неспешным шагом пошли в сторону учебного корпуса, в его торце был расположен буфет. Войдя в столовую, Сергей увидел в небольшом помещении десять столиков, за одном сидели три сержанта срочника, за прилавком у кассового аппарата стояла пожилая женщина.
Сержант выбрал столик у окна, прапорщик подошёл к барной стойке, сделал заказ, на подносе принёс выпечку и гранатовый сок. Они сидели, интересовались у Сергея, как ему угрожал замполит и чем пугал. Он объяснил про вторую папку с компроматом на него.
В буфет вошел старший сержант, на руке у которого была красная повязка с надписью «Помощник дежурного по части».
Он заказал себе две ватрушки и томатный сок, сел к солдатам за столик.
— Зимин, тебе столика не хватило, что суда сел,
– возмутился Соловей.
— Ребята, я хорошую новость принёс, думаю, она вам понравится.
— Колись, не томи, – произнёс прапорщик.
— Короче, вашего замполита переводят в Читу, приказ пришёл, я лично его видел.
— Когда? – спросил прапор.
— Всё, он собирает свои вещи, завтра в 8.00 у него поезд, билеты я лично бронировал.
— Туда ему и дорога, – добавил Сергей.
Сергей заплатил за выпечку и сок, они дошли до казармы, прапорщик и сержант сели на лавочку в курилке. Сергей сел с ними рядом, прапор посмотрел на Сергея, сделал затяжку, сказал:
— Я знаю, Серый, кто тебя замполиту слил.
— Меня здесь, кроме вас, никто не знает.
— Татарин, слил информацию о закрытых клубах, по-другому я не могу объяснить визит его в нашу роту.
— Да ладно вам, товарищ прапорщик, это уже в прошлом.
— Татарину, я хвост прижму.
Вскоре рота вернулась с обеда, они вместе зашли в расположение казармы.
Сергей сел возле своей кровати на стул и наблюдал за происходящим. Солдаты, проходя мимо, кидали косой взгляд в ту сторону, где сидел Сергей.
— Рота, смирно, – отчётливо прокричал дневальный.
Все встали по стойке смирно, в расположение роты вошёл майор, неторопливо он шёл по казарме. Увидев Сергея, он подошёл к нему. Сергей стоял по стойке смирно, приложил руку к виску, отчётливо отрапортовал:
— Товарищ майор, рядовой Кувалдин прибыл для дальнейшего прохождения службы.
— Рядовой Кувалдин говоришь, это хорошо, пополнения меня всегда радуют, особенно когда здоровяки вроде тебя приходят. Автомат хоть в руках держал?
— Товарищ майор, у меня в техникуме по НВП отлично было, преподаватель нас гонял на стрельбы каждую неделю, на полигон все выезжали.
— Это очень хорошо, вольно! Пошли в кабинет.
Они вошли в кабинет, майор протянул руку Сергею, сказал:
— Давай знакомиться, я командир роты - майор Николаев Степан Данилович, бери стул, присаживайся, разговор будет долгим.
Через час Сергей вышел из кабинета, весь загруженный, в руке держал берет. Его сзади по плечу хлопнул сержант Соловей, спросил:
— Салага, что загрузился, опять заставляли стучать?
Он тяжело вздохнув, ответил:
— Товарищ сержант, я не пойму, куда я попал. Я всегда себе представлял ВДВ - это парашюты, очень короткие автоматы, десантники, словно ангелы, с небес спускаются и сразу в бой.
А в реалии, всё на оборот, ужасный устовняк, лопата, окопы и всё в этом духе.
 
Сержанта разобрал истерический смех, посмотрев на Сергея, сказал в ответ:
— Ну ты, зёма, кино насмотрелся. Это в кино десантники летят на парашютах, стреляют, всё так сказочно, аж дух захватывает. Ты попал в роту разведки, наша задача куда важнее, проникнуть в тыл к врагу, разведать всю обстановку, занять нужную высоту и удерживать её до прихода основных сил. Уставняк здесь должен быть, это учебка, самые азы, именно здесь закладываются. Сейчас самоподготовка, иди присягу учи, на следующей недели будешь присягать родине. Ладно, давай, я пойду, покурю.
Сержант ушёл в курилку, Сергей зашёл в «Ленинскую комнату». Ребята сидели за столами, занимались кто чем: кто-то писал письма, некоторые просто спали.
Он взял листок с текстом присяги направился к своей кровати, сел на стул, начал заучивать присягу.
 
«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, принимаю присягу и торжественно клянусь».
 
— Кувалдин, срочно зайди в каптёрку, – услышал он, как крикнул прапорщик.
Он зашёл в каптёрку, огляделся, в большой просторной комнате по обе стороны стояли шкафы и стеллажи, по центру у окна за письменным столом сидел прапорщик Кувалда. Старший прапорщик перебирал вещи на стеллажах.
Сергей только собрался приставить руку к виску, сделать доклад, как старший прапорщик махнул рукой, подошёл к нему, поздоровался за руку.
— Кувалдин Сергей Сергеевич, я наслышан о тебе, здесь сарафанное радио хорошо работает. Я старшина роты, старший прапорщик Бургело Дмитрий Иванович, на стеллаже возьми банку с разведенной хлоркой, на своем кителе, брюках, берете, ремне и сапогах спичкой напиши фамилию и номер своего военного билета. Когда закончишь, пойдём на вещевой склад получать тебе парадную форму. Вопросы есть?
— Никак нет, – сказал он в ответ.
Сергей на стеллаже взял банку с разведённой хлоркой и аккуратно спичкой начал писать фамилию и номер военного билета.
Когда он закончил писать, старшина посмотрел в его сторону, произнёс:
— Подожди пять минут.
Прапорщик Кувалда из-под стола достал гитару и пальцами провёл по струнам.
— Очень знакомый звук, – пробормотал Сергей.
Прапорщик улыбнулся, протянул ему гитару, сказал в ответ:
— Ты что свои вещи разбрасываешь, держи здесь адрес твоей Наташи, вроде обещал ей писать.
Сергей, пожав плечами, переводя свой дух, произнёс в ответ:
— Я уже про неё забыл, она обычной шалавой оказалась.
— Хватит вам лясы точить, пошли на вещевой склад,
– сказал старшина роты.
Сергей со старшиной роты сходили на вещевой склад, получили парадную форму. Когда вернулись, Сергей неожиданно узнал, что его назначили командиром второго отделения приказом командира роты. С одной стороны, Сергея радовало это назначение, естественно, он понимал, что назначение было с подачи генерала.
День пролетел незаметно. За первый день, проведённый в роте, Сергей понял, что дисциплина здесь держится на страхе.
Наступила долгожданная вечерняя поверка личного состава, после которой прозвучит команда отбой.
Бойцы стояли в шеренге по двое по стойке смирно, как оловянные солдатики.
Прапорщик Кувалда сделал перекличку, окинув всех грозным видом, сказал:
— День для вас прошёл удачно, были небольшие замечания, завтра поправим. Это ваше счастье, что в нашей роте вами командуют прапора и сержанты сверхсрочники. Я думаю, вам не стоит говорить, что происходит в других учебных ротах, где после отбоя власть переходит старослужащим солдатом и сержантом.
Он обратил своё внимания на темноволосого худощавого парня во второй шеренге.
— Боец Смирнов, выйди из строя, – возмущённо сказал он.
Смирнов сильно занервничал, из кармана достал три куска чёрного хлеба и бросил назад.
Только собрался выйти из строя, как в этот момент прапор возмущённо добавил:
— Быстро подобрал, то, что бросил, и с этим выходи ко мне!
На бойца было страшно смотреть, вид у него был испуганный, на глазах проявились слёзы. Он поднял с полу хлеб подошёл к прапорщику.
В роте была напряжённая тишина.
Прапорщик сжал правую руку в кулак, нанёс резкий удар бойцу в область груди. Смирнов отлетел в сторону и упал на пол. Прапор подошёл к нему, в грубой форме произнёс:
— Тебя что плохо кормят?! Голодом морят! Сучёнок! Быстро поднял с пола свою заднецу!
Смирнов поднялся с пола, в руках держал хлеб. Дрожащим голосом произнёс:
— Я больше не буду.
Прапорщик взял его за грудки, развернул бойца лицом к строю, в грубой форме произнёс:
— Жри, перед строем, чтобы другим было неповадно!
Боец со слезами на глазах ел хлеб, когда доел, прапорщик окинул бойцов грозным взглядом, сказал:
— Боец, Смирнов!
— Я!
— Упор лёжа принять!
— Есть, упор лёжа принять!
— 50 отжиманий на кулачках!
— Есть, 50 отжиманий на кулачках!
Смирнов отжимался, прапорщик стоял рядом, наблюдал за ним. Когда солдат отжался последний раз, поднялся с полу. Костяшки на руках у него были красные, местами сочилась кровь. Прапор скомандовал:
— Встать в встрой!
Прапорщик, окинув бойцов грозным взглядом, в грубой форме произнёс:
— Ещё раз хлеб в карманах увижу, вся рота будет на кулачках отжиматься 50 раз! Всем ясно!
— Так точно, товарищ прапорщик, – в один голос произнесли бойцы.
— Через пять минут я должен слушать тишину! Рота отбой!
У многих бойцов голова еще не коснулась подушки, как они уже погрузились в глубокий сон.
Сергей лежал, пытаясь заснуть. Дни пролетали незаметно, как страшный сон. Местные порядки бойцы усваивали быстро, так как учителей здесь хватало. Методы обучения были доходчивые, любой косяк - 50 отжиманий на кулачках.
Сергей воспринимал своих командиров как надсмотрщиков, которые всегда торопили, не давая опомниться от подъема до отбоя. Пройдя полный курс молодого бойца, наступил долгожданный день, когда солдаты присягали своей родине.
Шесть рот в парадной форме с автоматами в руках построили на плацу для принятия присяги.
После подъёма две роты учебного батальона выгнали на плац, выдали сапожные щётки и гуталин. Бойцы натерли плац до идеальной черноты, словно асфальт только что положили.
После завтрака бойцы в казармах провели генеральную репетицию и нарядились в парадную форму, которую готовили к этому знаменательному событию несколько дней.
В оружейной комнате получили автоматы и ровно в 9.50 построились на плацу.
Выдался жаркий, солнечный день. В середине плаца были расставлены накрытые красной скатертью столы, за ними стояли штабные офицеры. На почетном месте расположился караул со знаменем дивизии.
В стороне любопытствующей толпой стояло несколько десятков родителей, специально приехавших на это важное мероприятие.
Солдаты по одному строевым шагом выходили из строя, брали со стола красную папку с текстом присяги и громко с интонацией, исполненной пафоса и решимости, зачитывали текст:
 
— «Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, принимаю присягу и торжественно клянусь...
- чтобы не сбиться в эту торжественную минуту, присягу каждый уже знал наизусть. Зубрили так, что от зубов отскакивало - специально сдавали зачет. — ...Если же я нарушу эту клятву, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».
 
Сергей зачитал свой текст присяги, расписался в лежащем на столе журнале. Вся эта красочная бутафория тянулась несколько часов. От перегрева в полуденный зной двое бойцов упали в обморок, но это не нарушило общий праздник.
Когда все приняли присягу, бойцов, к которым приехали родители, отпустили в увольнение, остальных строем повели в кинозал, где показывали фильм "В зоне особого внимания".
После принятия присяги началась другая жизнь, это изнурительная полоса препятствий, занятия в учебном корпусе по сборке и разборки «АКМ», «РПК», «ПК» и других видов военного оружия, отработка приемов рукопашного боя с оружием и без него.
Для Сергея рукопашный бой был просто игрой. Периодически роту вывозили на полигон, здесь Сергей показывал своё мастерство. Со всем этим он был хорошо знаком ещё в техникуме на «НВП».
За отличное выполнение учебно-боевых и политических задач ему присвоили звание ефрейтора.
Он стал безусловным лидером и душой коллектива, прапорщики и сержанты - сверхсрочники во всём доверяли Сергею. Стрельбы порой превращались в кошмар, особенно ночные, стреляли из разного стрелкового оружия, которое может убивать.
Самое ужасное было - заряжать магазины и пулемётные ленты, от постоянной зарядки магазинов и пулемётных лент на пальцах появлялись мозоли.
После окончание стрельб собирали все гильзы, складывали в пустые цинковые коробки, сдавали их старшине роты.
Бойцы превращались в идеальную машину для убийства, беспрекословно выполняли все приказы, для которых убить человека не составит труда, был бы только приказ.
По приказу командира дивизии генерала майора Баталова, ввели новую дисциплину: прыжки с парашютом. Вначале прыжки отрабатывали на земле, затем сажали бойцов в машины и отправляли на аэродром.
Первый выезд бойцам особенно запомнился. Командир роты подбадривал бойцов, демонстрировав довольно доходчивый и очень наглядный пример.
Он поднял с земли кусок проволоки, согнул её в виде плотной синусоиды, посмотрев на солдат, произнёс:
— Смотрите сюда. Вот так уложены стропы парашюта, когда вы летите вниз, они расправляются.
Он потянул за концы проволоки и действительно: из синусоиды она вытянулась в ровную линию.
— Видите? Им ничто не мешает! Ну, что может быть проще?! Система самая простая, в принципе ничего не может произойти! Вопросы есть?
— Вопросов нет!- услышал он от солдат.
Затем он подошёл к прапорщику Кувалде. Они отошли в сторону и о чём-то беседовали.
Подошла очередь, садиться в самолет. Когда самолёт набрал нужную высоту, открыли боковую дверь и по команде командира роты:
— Приготовился! Пошёл!
В дверь по одному стали нырять бойцы. Кто боялся прыгать, прапор выталкивал силой. Сергей стоял у края раскрытой двери, где за порогом пропасть в бездну.
Сердце у него взволнованно колотилось, налетающий страх сковывал все тело. Он пробубнил себе поднос:
— А вдруг не раскроется?! Тогда через какие-то секунды меня не будет!
— Приготовился! Пошёл!
Сергей с силой оттолкнулся ногой от борта. Мощный поток воздуха уносил его в бок и сносил назад.
И почти сразу наступила тишина. Доносится только затихающее урчание удаляющегося самолета, а в голове была только одна мысль:
— Когда же? Когда?
Динамический удар.
Он посмотрел на купол парашюта:
— Все нормально!
После успешного приземления, он - счастливый покоритель неба. На этот момент мечта Сергея сбылась. Когда он в очередной раз прыгал, то специально не выдергивал кольцо и ждал, пока не сработает механизм принудительного раскрытия парашюта.
В момент свободного падения он представлял себя ангелом, который спускался с небес, чтобы спасти мир от врагов. Замполита - старшего лейтенанта Бебяева перевели служить в Читу на повышение. На его место пришёл молодой лейтенант сразу после военного училище.
Когда он проводил занятия по политической подготовке, сам клевал носом. Бойцы создавали идеальную тишину, под шумок сами спали. Наряды, караул, хозработы, уборка территории - всё это стало настолько обыденным, единственная радость была у бойцов, когда приходили письма с гражданки.
В увольнения не отпускали, в самоход было опасно ходить, да и населенные пункты находились очень далеко. Незаметно пролетел июль, словно как один день.
Вначале августа после занятий огневой подготовки, прапорщик Кувалда объявил десятиминутный перекур. Выйдя в курилку, ребята сбились в небольшие группы, разговаривали между собой кто о чём.
Сергей стоял отдельно от всех курящих, думая о своём. Прапорщик докурил сигарету, кинул её в урну, объявил построение на занятия. Бойцы спешно докурили, побежали в учебный корпус на занятия.
— Ефрейтор, стоять.
— Вы что-то хотели, товарищ прапорщик? – спросил Сергей.
— Держи письмо от любимой, я в роту, занятия закончатся, сразу веди всех в столовую. Вопросы есть?
— Ни как нет.
— Всё давай на занятия. Я в роте буду, если возникнут вопросы.
Сергей зашёл в класс, который ничем не отличался от других классов по политической подготовке: парты, книги с трудами классиков марксизма-ленинизма, политическая и военная литература. На видном месте стоит бюст Ленина.
На стенах висят стенды с текстом присяги, краткой историей Вооруженных Сил и доблестных десантных войск.
Фотографии с самолетами, сбрасывающими десант, бегущими в атаку десантниками.
Сергей сел у окна на первую парту, посмотрев в окно, пробормотал:
— Солнце ярко светит, птички щебечут. Хорошо то как!
Через некоторое время в кабинет вошёл замполит.
— Рота, смирно! – скомандовал Сергей.
Все бойцы, как один, одновременно встали. Сергей только собрался сделать доклад, как лейтенант махнул рукой, сел, открыл книгу по политической подготовке, начал монотонно читать вслух. Через десять минут класс был похож на сонное царство.
Сергей из кармана достал конверт, открыл его.
 
«Здравствуй, Серёжа.
Солнце коснулось лица, и я открыла глаза. Сегодня воскресенье, я опять проснулась равно в 6.00. Привычка. Повернулась, а тебя нет. Вместо тебя мягкая игрушка. Невыносимая боль. Рвет сердце. Надо вставать, идти на работу. Нет, я опять погрузилась в глубокий сон.
— Лера, вставай, да сколько можно!!! Опоздаешь ведь,
– кричит мне мама.
Как не хочется вставать, что-то снилось такое приятное, хорошее. Придётся вставать и опять идти в ЦРБ.
Влюбилась в тебя, ты - моя первая любовь. Любила тебя безгранично, эгоистично. Я знаю, что ты меня любил так же горячо и всепоглощающе. Это я просто дура! Дура!!!
Только во сне ты приходишь ко мне, обнимаешь. Я чувствую счастье, тепло разливается по телу и так хорошо и спокойно, как не было никогда в жизни. Но это только сон. Увижу ли я тебя когда-нибудь? Время проходит, а тебя так и нет.
А будешь ли? Тебе хорошо: ты сбежал в армию и про всё забыл. Естественно, тебе там не до меня, особенно первые полгода. Папа мне много про армию рассказывал.
Я всё прекрасно понимаю, тебе там несладко. Ты только знай, я люблю тебя! Когда ты тогда ушёл, мне не хотелось жить. Было желание - наложить на себя руки, и дело с концом.
Ну, сказала себе - стоп! Всё образумится, всё встанет на свои места. И мы опять будем вместе, и также будем любить друг друга. Я знаю, тебя только одно останавливает, что мы с тобой родственники. Ну, в мире много таких пар - они живут, и они счастливы. И мы должны быть не исключение.
Я люблю тебя, ответь мне обязательно.
Жду ответа, горячо целую, вечна твоя Лера».
 
Сергей аккуратно положил письмо в конверт, поцеловал его, убрал во внутренний карман кителя. На столе лежала тетрадь с конспектом, он открыл пустую страницу, только собрался написать ответ, как услышал знакомый голос.
Бойцы вместе с замполитом спали, как младенцы, голос все приближался, ручка входной двери повернулась.
Сергей резко вскочил, очень громко прокричал:
— Класс, смирно!!!
 
Все во главе с лейтенантом встали, лица у них были помятые.
В класс вошёл генерал-майор с очередным обходом учебного корпуса и казарм. Окинув всех взглядом, он едва сдерживал смех.
— Да, ефрейтор, тебе хоть сейчас лейтенанта присваивай, как тебе рота во главе с замполитом подчиняется, – сказал генерал.
Сергей не понимал, что ответить, в первую очередь ему было неудобно перед лейтенантом.
— Через 15 минут построение на плацу, если вы не забыли,
– добавил генерал и вышел из класса.
Замполит кинул косой взгляд на Сергея, вслух произнёс:
— Во, я - тренда, совсем забыл, что в 11.00 на плацу состоится награждение личного состава учебной части.
Бойцы спешно собрали конспекты, оставили их на партах и вышли из учебного корпуса, чтобы построиться. Лейтенант повёл бойцов на плац, где вскоре они построились.
— Равняйсь, смирно!
Прозвучала стандартная команда от командира учебной части полковника Назарова. Солдаты во главе с офицерами и прапорщиками стояли, как оловянные солдатики, по стойке смирно, не шевелились.
Полковник строевым шагом подошёл с докладом к командиру дивизии. Генерал-майор поздоровался со всеми, как всегда начал толкать свою длинную речь, постепенно переходя к награждению офицеров и прапорщиков юбилейными медалями и грамотами.
Неожиданно для себя Сергей услышал свою фамилию, он строевым шагом подошёл к генералу. Тот вручил Сергею медаль «За отвагу на пожаре» и присвоил очередное звание младшего сержанта.
 
Эмоции переполняли его, он отчетливо произнёс:
— Служу Советскому Союзу!
Когда процедура награждения закончилась, Сергей с ротой направился в столовую на обед.
Выйдя из столовой, к Сергею подошёл командир роты и сказал:
— Ну, младший сержант, беги в штаб, тебя генерал вызывает, причём сказал срочно.
— Разрешите идти, – ответил он и направился в штаб.
Когда Сергей подошёл к зданию штаба, то увидел, что у дверей генерал разговаривал с полковником. Тот увидев Сергея, сказал:
— Младший сержант, ты шустрее можешь ходить?
— Виноват, исправлюсь!
Полковник ушёл в сторону учебного корпуса. Сергей с генералом пошли в кабинет.
Генерал сел за стол, а Сергей остался стоять в центре кабинета. Генерал-майор посмотрел на Сергея, сказал:
— Если бы твой отец был жив, он бы гордился таким сыном.
— Извините, товарищ генерал-майор, я выполняю свой
долг - служу своей родине, и этим я горжусь.
— Ты не скромничай: бери стул, присаживайся.
— Ничего постою.
— Ладно, желаешь стоять - будь, по-твоему, давай рассказывай, как тебе служба.
— Нормально, всё устраивает.
— Я смотрю, ты немногословен, прям как твой отец. Ну, дело не в этом. Я вчера по делам ездил в Усолье, случайно встретил Анатолия Петровича, он мне всё рассказал. Я в шоке, про твои отношения с твоей девушкой. Сегодня пятница, возьмешь увольнительную у командира роты до воскресения, он в курсе. Думаю, трое суток тебе хватит, чтобы решить все вопросы. Ночевать тебе есть где, все-таки это твои родственники. Не оставят на ночь, приедешь обратно.
— Извините, товарищ генерал-майор, за что мне увольнительную на трое суток, я вроде не местный?
— Слушай сюда, сынок, когда ты у полковника баньку делал, ты там спас девочку или забыл?
— Да нет, спас. На моём месте любой бы поступил также.
— Да нет, брат, тебе положена медаль «За спасение утопающего», медаль не положена - я решил тебя по-своему поощрить. Вопросы есть?
— Никак нет! – отчётливо в ответ произнёс Сергей.
Генерал пожелал удачи Сергею. И с улыбкой на лице направился в расположение роты.
Майор дал Сергею увольнительную на три дня. Сергей у старшины роты взял лычки, нашил их на пагоны и направился в сторону КПП. Подойдя к воротам, сел на лавочку в ожидании машины.
— Ты куда лыжи навострил, младший сержант?
Сергей приподнял голову, перед ним стоял старший сержант Асанов.
— В Усолье, генерал увал на трое суток дал, на душе, словно кошки скребут, генерал-майор заставил съездить, решить вопрос с девушкой.
Старший сержант ухмыльнулся, сказал в ответ:
— Первый раз слышу, чтобы наш комдив пошёл на такую щедрость.
— Не забывай, генерал - друг моего отца, этим всё сказано.
— Кстати, нам по пути, я тоже в Усолье еду, – похлопав Сергея по плечу, сказал старший сержант.
Вскоре приехала машина. Когда они приехали в город, то разбрелись по разным сторонам: Сергей купил цветы, подошёл к подъезду, минут пять стоял - всё никак не мог решиться войти.
— Серёжа!!! – он услышал голос Леры.
Он посмотрел назад, увидел Леру, она бежала к нему. Девушка подбежала, обняла его, начала целовать. Из её глаз текли слёзы, Сергей отвечал взаимностью.
— Прости меня, я дура!!! Дура!!!
— Дурёха, я люблю тебя, кроме тебя мне никто не нужен,
– обнимая и целуя Леру, произнёс Сергей.
Они в обнимку пошли в квартиру.
Лера открыла дверь, громко крикнула:
— Мама, папа, Серёжа вернулся!!!
А в ответ никто не ответил, около зеркала в прихожей лежала записка. Девушка взяла её и прочитала.
 
«Лера, мы с папой поехали в Тельму, вернёмся в воскресенье вечером, не теряй нас, целую, мама».
 
Девушка набросилась на Сергея, как кошка. Они целовали и ласкали друг друга, потихоньку пятились в маленькую комнату.
Когда приблизились к кровати, Сергей поцеловал Леру в носик, тихонько пробормотал:
— Лера, мы родственники.
— Плевать, – произнесла она в ответ и повалила его на кровать.
Девушка лежала сверху на Сергее, смотрела в его голубые глаза, вполголоса произнесла:
— Я тебя сегодня в армию не отпущу, что хочешь делай.
Сергей улыбнулся, на ушко шёпотом произнёс Лере:
— У меня увольнительная на трое суток.
— Урааа!!! У меня есть идея, как исполнить твою мечту.
— Колись, какую мою мечту ты решила исполнить?
— Завтра, значит, едем на озеро Байкал, в посёлок Листвянку, у меня там тётка живёт.
— На Байкал! Собирайся, поехали прямо сейчас.
— Серёжа, давай завтра.
— Лера, умоляю, поехали сейчас.
— Хорошо, сейчас переоденусь и бегом на электричку.
Девушка переоделась в лёгкий спортивный костюм, накинула на плечо дамскую сумочку, закрыла квартиру. Они быстрым шагом направились в сторону железнодорожного вокзала.
Купив два билета до Иркутска, они дождались электричку, вошли и сели на свободное место. Глаза у девушки блестели, она всю дорогу говорила, не давая сказать в ответ ни слову Сергею. Электричка прибыла в город Иркутск.
Они вышли из вокзала в город. Сергей долго ловил такси. Но все попытки были безуспешны, водители отказывались ехать.
Совсем потеряв надежду, сели на лавочку возле вокзала. Лера и Сережа сидели, ворковали, как два голубка. Лера ворчала на Сергея, что он её взбаламутил ехать на Байкал.
В данный момент они были по-настоящему счастливы. Солнце потихоньку заходило за горизонт, с наступлением сумерек уже не было шансов поймать такси.
Лера решила показать своему возлюбленному старый деревянный город. Сергей восхищался самобытностью и необыкновенной красотой деревянных домов, построенных ещё в прошлом веке. Они в обнимку медленно шли по узким улочкам, старинные фонари тускло освещали улицу.
Лера была, как гид, рассказывала Сергею историю города, а он внимательно слушал, боялся прервать свою девушку. Устав от постоянной болтовни, Лера увидела небольшое кафе, предложила зайти и подкрепится.
Получив положительный ответ от своего любимого, они зашли в кафе, слегка перекусили и продолжили вечернюю прогулку по исторической части города.
Сергея больше всего удивляли люди, которые никуда не спешили, прогуливались по узким улочкам старого города. Лера увидала лавочку у двухэтажного деревянного дома, предложила присесть отдохнуть.
Сергей прижал девушку к своей груди, поцеловал её в голову, немного подумав, пробормотал:
— Я стих сочинил про нас.
— Серёжа, прочитай.
— Лера, скажу честно, тебе он не понравится.
— Пожалуйста.
— Ладно, слушай.
 
Жизнь преподнесла мне тяжёлые испытания…
Сбылись пророчество цыганки,
что буду я ходить по острию ножа.
Сказал я: «нет» своей судьбе назло!
Смерть обошёл я стороною…
Да, пострадал, пришлось несладко мне…
Тот страшный ад, который пережил,
Не дай и вам пережить такое…
Увидев свет, я вскрикнул во всё горло:
«Хочу я жить! Всем смертям назло…»
Открыв глаза, увидел боже сотворенье,
Глаза ее, меня сразили наповал…
Ты должен жить, ты нужен здесь…
Я словно заново родился,
И снова вновь я полюбил…
Ну, как назло, судьба преподнесла сюрприз,
И дав мне иное испытание,
Сестрой двоюродной оказалась ты…
 
— Класс, прямо в точку, – с восторгом произнесла девушка.
Немного отдохнув, сладкая парочка продолжила свою экскурсию по старому городу. Внезапно Сергей услышал визг тормозов, он посмотрел в сторону дороги, увидел автомобиль непонятной модели.
Из машины вышел коренастый мужчина.
— Десантура, куда путь держим, – спросил он.
— В Листвянку, нам не по пути, – сказал в ответ Сергей.
— Если полтинник дашь, через 40 минут будем на месте.
Сергей с Лерой переглянулись, немного подумав, согласились, сели в машину на заднее сидение. Выехав из города на «Байкальский тракт», водитель нажал на педаль газа. Машина стремительно понеслась вперёд. Иркутск оставался позади, трасса проходила через густорастущий хвойный лес. Изредка встречались небольшие деревеньки.
При въезде в посёлок Листвянку, водитель остановил машину, посмотрел на сладкую парочку, сказал:
— Всё, приехали, дальше пешком. Посёлок тянется пять километров по берегу озера, тем более погода прекрасная, прогуляйтесь.
Сергей отдал деньги, водитель развернулся, пожелал им удачи и тут же удалился. Влажный слабый ветер дул с озера, был слышен шум прибоя. Вдалеке горели уличные фонари, Сергей взял девушку за руку, они подошли к берегу.
Молодые люди стояли на берегу озера и смотрели в его в тёмную даль. Пространство и время перестало существовать для них. Полный штиль, лунная дорожка, которая шла по озеру, дополняла неповторимую красоту.
Сергей смотрел на это необыкновенное чудо с большим восхищением. Затем разделся и с разбегу прыгнул в воду.
В ту же секунду выскочил, как ошпаренный, и очень быстро оделся.
Леру разобрал истерический смех.
— Сколько градусов здесь вода? – пробормотал он.
— Вода в Байкале летом примерно + 8 или чуть больше.
Они босиком медленно шли вдоль берега. Вдалеке виднелись костры и палатки. Найдя укромное местечко, Сергей лёг на спину, Лера легла рядом, на его живот положила свою голову.
Сергей смотрел на звёзды, перебирая Лерины волосы, сказал:
— Смотри, небо какое чистое, ни одной тучки, звезды настолько близко, что возникает желание взять лестницу и достать их. Полная луна сверху наблюдает за нами. А воздух здесь вообще сказочно чистый. Моя мечта детства сбылась, я побывал на Байкале и даже искупался в нем.
Лера, ничего не говоря, смотрела на своего возлюбленного и нежно целовала его в губы. Сергей рассказывал девушке старинные легенды, нежно перебирая её волосы.
Голова девушки тихонько завалилась на его грудь. Было слышно только, как она посапывала. Сергей боялся разбудить свою любимую. Незаметно для себя он сам погрузился в глубокий сон.
На следующее утро Сергей проснулся от солнечных лучей, которые пробивались через закрытые глаза.
Свернувшись калачиком, Лера спала рядом, он не стал будить её, подошёл к воде, набрав в ладони воды, умылся и сделал несколько глотков. Сергей окинул взором поселок, который был необыкновенно прекрасен.
Деревянные дома лентой протянулись на несколько километров, полоска земли у гор была очень узкая, по ширине помещалась дорога и один-три дома, лишь изредка строения поселка взбирались по склонам. Недалеко находилась пристань, на которой были пришвартованы небольшие корабли. Вода в озере была чистой, как стекло, поэтому было видно каждую песчинку, мальков, взвившихся в небольшие стайки, неторопливо плавающих у берега.
Когда проснулась Лера, они пошли в придорожное кафе, затем долго бродили по берегу озера, восхищались сказочной красотой природы, совсем забыв про время.
Дни блаженства пролетели незаметно.
С большой неохотой они вернулись обратно. Сергей проводил девушку до квартиры. На все деньги, которые у него были, купил сладостей для ребят своей роты. В полной эйфории Сергей в воскресенье вернулся в свою часть…

Автор: Александр Марченко
E-mail автора: aleksandr_marche@bk.ru


© Александр Марченко 26-02-2013, 20:59
  0 0


Категория: Романы и повести

Предыдущая публикация в разделе: Следующая публикация в разделе:

Написать комментарий
 
Сообщения Беседа
Друзья онлайн 0
Поиск не дал результатов...
Непрочитанных сообщений: 0

Общайтесь с Вашими друзьями и другими пользователями сайта в Чате, обменивайтесь личными сообщениями и картинками.

Если вы хотите, чтобы к вашей беседе в Чате присоединились Ваши друзья и избранные авторы, у Вас есть возможность создать Конференцию.

В Конференцию можно добавить друзей и избранных авторов, можно общаться, обмениваться картинками и обсуждать интересные темы!

Начать переписку в Конференции очень просто. Чтобы пригласить друга или избранного автора в Конференцию, необходимо нажать на кнопку "Добавить собеседника"



Инструкция по использованию чата

Как создать Конференцию?