Искать по:





 
 
 

Кибер Город Идо

Передать эмоцию

Автор: ido ido от 25-05-2013, 00:18, Фантастика, посмотрело: 523

 

Кибер Город Идо


сетевая сказка

 

 

 

уровень -1.0
реальность

 

Да его красиво подставили. Он успел прикончить десяток охранников, но кто мог знать, что за всем этим наблюдает секретная служба «Хоккайдо». И его взяли прямо на месте, спустя всего пять минут. Тепленького. А в закрытой базе данных ничего не оказалось. Ничегошеньки.
Дверь в помещение открылась и в нее вошла красивая японка в красном платье, с эмблемой «Хоккайдо» на отвороте блузки. Она положила на стол черную папку и села напротив.
— Итак, — произнесла она, изучая глазами содержимое папки, — Джон Эдвард Такер, тридцати трех лет, не женат, с семнадцати лет в спецназе «Хазам», с двадцати — офицер разведки, с двадцати пяти по настоящее время вольный наемник. Имеет обширные познания в области атомной физики, электроники, принимал активное участие в разработке програмного обеспечения к орбитальной системе защиты и наблюдения Марса «Один».
Она захлопнула папку и посмотрела Такеру в глаза.
— Рост средний, глаза светло серые, тип лица европеидный, крупный подбородок, переносица немного скошена на левую сторону. Над правой бровью небольшой шрам, полученный в операции «Горный Глас» в 189ом. Имеет вживленные мозговые имплантанты, позволяющие подключаться к электронным устройствам вплотную и на расстоянии, в случае их доступности. Особо опасен. Разыскивается правительствами разных стран и организаций в связи с обвинениями в промышленном и военном шпионаже, массовых убийствах, и незаконными махинациями в сети. Я ничего не упустила?
— Скажите, — улыбнулся Такер, хотя смешно ему вовсе не было, — А у вас все сотрудники такие хорошенькие?
Девушка позволила себе легкую улыбку. Похоже это была часть ее работы.
— Послушайте, Такер, — все еще улыбаясь произнесла она, — Заставить человека сотрудничать можно разными способами. И если сейчас я пойму, что вы, по каким то причинам, сотрудничать с нами не хотите, то в следующий раз сюда войду уже не я.
— А вы не боитесь, — не спасовал Такер, — Что я сейчас захвачу вас в заложники и потребую меня выпустить?
Он показал японке руки, которые секунду назад были в наручниках. К его огорчению этот фокус не произвел на ту никакого впечатления. Она лишь слегка приподняла брови:
— Вы что, серьезно думаете, Такер, что вас выпустят из подвалов «Хоккайдо»?
Такер намек понял и опустил руки.
— А теперь к делу, — девушка откинулась на спинку стула, перекинув ногу на ногу и скрестила пальцы рук на колене.
— Вы, конечно, знаете, — начала она, — Про так называемый «Кибер Город».
Глупый вопрос. Конечно он знал. Выдумка безумного японца, Арико Тохицико, гениального создателя имплантов, один из которых Такер таскал сейчас в своей бошке. Он первый придумал, как соединить человеческий мозг с машиной. И как вытекающее последствие — с сетью. Кибер Город плавал по ней, как остров в океане информации. Любой, входящий в сеть с имплантом мог легко попасть в другой мир. Мир законы которого можно было понять и управлять ими, но нельзя изменить. Никто не знал как Тохицико сделал это, а главное — зачем? Никто ни разу не смог расшифровать код Кибер Города. Такер сам пытался — и потерпел неудачу. Куски кода были разбросаны по всей сети и постоянно перемещались, являясь по сути своей вирусом, но вирусом гениальным, сумевшим заразить всю сеть и полностью контролировать всю информацию, сквозь нее проходящую. Город был. И собирался стоять вечно, пока будет сеть. Но главная ценность его заключалась не в этом. Все знали, что существует только один надежный способ передачи информации внутри сети — через Кибер Город. Именно поэтому все так жаждали взломать его. Но обычными средствами сделать это было невозможно. Множество хороших ребят пожгло себе на этом мозги.
Арико-же Тохицико нашли однажды, одним прекрасным утром за его компьютером абсолютно мертвым. Его глаза за толстыми линзами очков лукаво улыбались, а из затылочного выхода тянулся подключенный сетевой кабель. В среде аттачеров ходит легенда, что он переписал себя в сеть. Многие до сих пор там его ищут. Арико оставил после себя много загадок и имплант, названный собственным именем.
— О чем задумались, Такер? — с притворным интересом осведомилась японка. Она конечно знала об его умении работать с информацией.
Такер сморгнул и посмотрел на нее, как будто только что заметил.
— Уже в сети? — осведомилась девушка с легкой ухмылкой, — Потерпите и дослушайте. Итак, от нас скрылся один человек.
— Что-ж, неудивительно, — подытожил Такер.
— Оставьте свою иронию, Такер, — холодно бросила японка, — И слушайте. Совсем недавно службе безопасности нашей организации удалось обнаружить...
Ее монотонный голос убаюкивал, и Такер откинулся на спинку стула, разглядывая разноцветные крутящиеся стены. Уж он то прекрасно знал для чего они предназначались. Ему необязательно было слушать всю эту белиберду. Уже по ключевым фразам он понял о чем идет речь. Обычная ситуация. У кого-то было что-то такое, что компании «Хоккайдо» было нужно позарез. Этот кто-то скрылся с этим в неизвестном направлении. То с чем он скрылся, однако, имело смысл только в сети, а точнее в Кибер Городе. Возможно это какая-то важная разработка, размышлял Такер. Возможно вирус. Впрочем неважно. Передача ее еще не состоялась, иначе бы «Хоккайдо» об этом знало. Жизненно необходимо найти эту информацию и принести им на блюдечке. Вот собственно и все. Естественно для них большая удача, что они его поймали. Теперь ему не отвертеться.
— Вы просто не представляете, Такер, — голос японки стал напряженным и взволнованным, — Что будет, если эта информация попадет не в те руки!
«Да все я прекрасно представляю», подумал Такер. Эту же басню, в различных вариациях, он слышал уже сотни раз. «Обломаетесь вы, вот и вся песня. У вас-то руки те, конечно.»
Вслух он, однако, сказал совсем другое:
— Что-ж вы сами-то его не найдете? У вас наблюдатели по всей сети.
— Не будьте идиотом, Такер, — зло произнесла японка. Ему все таки удалось вывести ее из себя, — Сами прекрасно знаете почему!
Конечно Такер знал. Просто решил поиздеваться. Если «Хоккайдо» нужны люди со стороны, значит дела у них действительно туго. Тот парень наверняка Охотник, а их так просто не поймаешь. Нырнет в буфер, только его и видели.
И никакое оборудование не поможет. Хрен ты его в буфере выловишь.
Охотники были ответным явлением Кибер Городу, новой расой сетевых ковбоев. Люди, которые охотились за информацией, промышляли информацией, жили информацией. И могли уходить в буфер обмена. Это не было навыком, или какой-то цифровой хитростью. Это был дар. Ни один Охотник не смог бы внятно объяснить как он это делает. В том числе и Такер.
— Своих надо иметь, — сказал он, имея в виду, конечно, Охотников.
— Помните операцию «вирус Бетти», две недели назад, — тихо и зло произнесла японка.
Такер тут же вспомнил. Так вот кто это был! «Хоккайдо»! Да попал он по полной программе.
— Неужели вы думаете, Такер, — продолжала девушка, что хороших охотников так легко найти?!
— Дайте сигарету, — попросил тот в ответ.
— Не курю, — японка скрестила руки на столе и наклонилась к Такеру так близко, что тому невольно захотелось отстраниться. Он видел ее черные глаза, направленные прямо ему в переносицу, — И послушайте меня, Такер, не кривляйтесь. Я с вами буду откровенна. Если вы сможете найти, то что нам нужно, вам хорошо заплатят. Очень хорошо. Я вам не вру. Убивать вас нам нет никакого смысла, вы нам нужны, но запомните, если у вас вдруг возникнут какие-нибудь сомнения — вы умрете тотчас-же. Ваша задача состоит лишь в том, чтобы найти информационный файл и принести его нам. На этом ваша миссия заканчивается, и вы можете катиться на все четыре стороны. «Хоккайдо» своих слов на ветер не бросает.
— Так-же как и денег, — отпарировал Такер.
— Я понимаю, что вы хотите сказать, — ответила японка, — вам не хватает информации. Но я не могу сказать вам, что это. Не в моей компетенции. Более того, вы должны будете убить каждого, кто имеет к этой информации непосредственное отношение. Будьте молчаливы и коммуникабельны и вы останетесь живы. Видите как все просто. Посмотрите наверх. Ваши мышцы расслабляются. Вы ощущаете вес вашего тела. Вам сильно хочется курить. Ваши запястья чешутся в местах от наручников...
— Бросьте, док, — сказал Такер. — На Охотников гипноз не действует.
— Я знаю, — девушка откинулась на спинку стула и улыбнулась, — Просто хотела убедиться. Интересно, почему?
— У нас мозги давно сварились, — осклабился с другого конца стола Такер.
— Жаль. — подытожила японка, — Это бы сильно упростило нам задачу. Но похоже вы заслужили вашу сигарету.

уровень 0
сеть
— Что ты видишь?
— То же, что и ты.
— Что ты знаешь?
— То же, что и ты.
— Кто ты?
— Я это ты.
— Кто же тогда я?
— Ты всего лишь сон, не успевший закончиться.

Очень, очень мало информации. Кто-то, где-то... Откровенно говоря информации не было совсем. На основе Образа парня можно было вычислить его личность, но в сети от этого никакого толка. Вопрос — почему он до сих пор не передал информацию? Первый вариант — боится раньше времени засветиться(разумно), второй вариант — еще не договорился о встрече(или ищет варианты), третий и последний — пытается сам воспользоваться информацией.
Вопрос — что ему мешает? Система защтиты? Бред. Любой хакер самоучка с легкостью вскроет любую зашифрованную информацию, рано или поздно. Японка упоминала о том, что информация имеет смысл только в Кибер Городе. Почему-же ее нельзя вскрыть раньше... А нет, нельзя. Город не пропустит запущенную программу. Но ведь можно запустить ее внутри... А, что если это не программа? Что если это информация, о местонахождении чего- либо в самом Кибер Городе? Уже теплее... Чего-то, что нельзя выносить за его пределы.Горячо!
Такер откинулся на спинку стула и заложил руки за голову. Все это ни на йоту не приблизило его к разгадке.
Дверь с лязгом открылась и в комнату вожел суровый азиат в черном костюме, катящий за собой стол с оборудованием. Молча он поставил его у стены и вышел, захлопнув за собой дверь. Все было ясно. Пора работать. В дзайбацу не терпят лентяев.
Такер со вздохом поднялся, размял шею и опустился в кресло, закрепив зажимы.«Удобно», оценил он.
Экран мерцал синим. Такер набрал команду и подключил затылочный кабель.Любой аттачер знает, что дистанционную связь надо использовать только в крайних случаях. Кто угодно сможет поставить помехи, или что похуже. Лучше проводов ничего еще не придумали. По экрану поползла вязь белых символов...
И его потянуло внутрь.
Превращение это всегда проходило болезненно, как будто кто-то протаскивает его сквозь невидимое зеркало и там, по другую сторону он превращается в кого-то абсолютно ему неизвестного. По какой то причине Город сам решал как выглядеть пользователю, решал раз и навсегда. Город нельзя было обмануть, он знал все о человеке. Город со скрипом вытягивал его волосы, превращая в длинные белые патлы, менял цвет его глаз на водянисто-голубой, изменяя костную и мышечную структуру выкручивал кости и мышцы.
Человек закричал от боли и на вдохе резко открыл глаза. Он лежал на полу перед зеркалом. Как всегда.

Охотник поднялся с пола и отряхнулся, изучая свое отражение. Из за зеркала смотрел на него коренастый человек с коротким ежиком черных волос. «Это Джон Такер», подумал ИДО, «Надо запомнить координаты».
Он дотронулся до зеркала и оно потускнело, превращаясь в самое обычное. На всякий случай, вдруг какому нибудь кретину придет в голову воспользоваться его выходом. Это чревато вещами самыми неприятными. Теперь в зеркале отражался сам Охотник. Изящное, как будто вырезаное из мрамора лицо, холодные глаза и длинные белые волосы. Говорят, что Город точно передает суть человека во внешности. Сами люди использовали Кибер Город, не задумываясь о его сути, даже не понимая как он устроен, как использовали они все вокруг.
— «Что-ж», — подумал Охотник, — «ТОТ мир они тоже не понимают, однако это никогда им не мешало.»
Он запахнул длинный кожаный плащ, и развернувшись вышел на улицу в город, где всегда ночь и всегда идет дождь.

Маленькие дроиды всегда кружили по городу тысячами. «Хазам», «Хоккайдо», «Галатекс»..., не говоря уже о организациях не столь крупных и всевозможных правительствах. Другого способа добывания информации здесь не было. Поскольку никто не смог взломать Кибер Город, ни у кого не было и возможности его контролировать. Город жестоко наказывал тех, кто думал, что может это делать, но в любом случае его вовсю использовали. Дроиды были настроены на Образ пользователя, поскольку модель можно сменить, а Образ не сменишь. Иногда одни дроиды уничтожали других, поскольку в их программу входило всячески мешать выполнению планов других корпораций, и таким образом популяция их оставалась на приемлемом уровне. Все структуры всячески пытались надуть друг-дружку и успеть первыми на дележ добычи. Все как в старые добрые времена, когда человек впервые взял в руки палку и отнял честно добытое у другого человека. Иными стали лишь способы, но суть никогда не менялась.

Маленький, шустрый дроид, эта единица информационного сознания, весело жужжа пролетал по улице. Вот он засек в объектив своего единственного глаза субъекта. Тот шел по грязному переулку, выписывая причудливые зигзаги. По ходу своего движения он не пропустил ни одной лужи, и двигаясь вперед создавал вокруг себя шумные брызги, будто катамаран. Внутри дроида завертелись миллионы Образов, накладываясь на Образ субъекта. Ни один из них не подошел, и дроид разочарованно жужжа полетел было дальше, как вдруг его внимание привлек лязг открываемой двери. Первый-же Образ совпал с человеком выходящим из переулка в облаках пара. Информация немедленно понеслась по невидимым проводам к оператору и, примчавшись легонько стукнула того по затылку. Оператор продрал глаза и округлив их, немедленно послал образ наблюдателю.
Наблюдатель присвистнул, поправил темные очки на носу и прыгнул на педали газа, заводя мотоцикл.

Хороший Охотник может (и должен) из крупиц информационного хлама, бессмысленных статей про знаменитостей и случайно брошенных фраз, вычленять крупицы нужной ему информации и уметь видеть ее потоки, чтобы со временем (когда вопросов накопится слишком много) составить ее в единый паттерн и увидеть ответ на тот вопрос, который он задавал с самого начала.

Человек выжидал. В этом состояла его работа. Это был молодой человек в темных очках, одетый во все черное. Он был не настолько глуп, чтобы не понимать — его присутствие давно обнаружено. Но его задача была просто убедиться. Дроиды делали его работу легче, но в таких делах нужно полагаться только на себя. Оглянувшись по сторонам он профессиональным взглядом выделил заметные только ему нюансы. Вот стоит на углу безумный священник. Он всегда здесь проповедует какую-то известную ему одному религию. Улицу переходят два юзера. От них вреда никакого. С башни «Хосаку» похожей на пивную бутылку, поставленную вверх ногами вещает компьютерный диктор, прекрасное в своей силиконовой сущности существо неопределенного пола. Наблюдателей рядом кажется нет, да и дроидов тоже. Он затянулся сигаретой и выкинул бычок далеко в сторону. Пришло время действовать.
Охотник тоже знал, что его заметили. Поэтому спокойно стоял под проливным дождем, красиво расцвеченным радугой неона, и ждал. Удирать не было смысла, равно как и прятаться. Ему очень нужна была информация. В Городе как нигде понимаешь, сколь хрупка человеческая сущность. Очень немногие возвращались обратно после смерти здесь. Плавились мозги. Он возвращался дважды. Секрет был прост — предохранители на затылочном штекере. Его просто выкидывало в реальность вперед ногами, и было просто чудом, что он ни разу при этом не впал в пограничную кому, просто валялся на полу с невыносимой головной болью и портил ковер. Другие охотники тоже использовали это, но он был первый. Зачем Арико построил это сумашедшее место? «Нет! Этот вопрос не имеет смысла». Однако он не мог заставить себя не думать об этом. Звук мотора вывел его из задумчивости и он, засунув левую руку за отворот плаща, стал ждать нападавшего. А в том, что на него сейчас нападут он не сомневался. На то он был и Охотник, чтобы чуствовать такие вещи, чуствовать нутром как разогреваются байты окружающей информации при переходе в буфер, как потрескивает матрица пространства, при попытке принять лезвие меча, который секунду назад существовал лишь в запакованном виде. Вопросы — кто это и зачем? Если задаешь вопросы, то рано или поздно получишь на них ответы. В следующий момент он увидел взлетевшего из за гряды человека на мотоцикле, который через секунду с негромким хлопком провалился в буфер. И Охотник мгновенно последовал за ним.
Внутри все вещи кажутся немного другими. Движения людей становятся размытыми и неестественными, а все вещи вокруг приобретают цвет плохо настроенного телевизора. И чем дальше уровень буфера, тем сложнее различать оттенки. Долго находиться здесь нельзя. Можно не выбраться. Никто еще не забирался дальше пятого.
Наблюдавший вылетел на мотоцикле из-за естественной гряды и в полете вниз увидел человека. Тот стоял повернувшись правым боком и смотрел прямо на него. Оттолкнувшись в воздухе от своего железного коня он подпрыгнул еще выше и размахнувшись своим волнообразным мечом с бешеного разгона ударил. И был поражен, с какой быстротой достал человек (левой рукой) свое оружие и нанес ответный удар такой силы, что в снопе искр скрестившихся мечей, наблюдателя отбросило назад и он пробив небольшой фургон, стоявший на обочине, вылетел с другой стороны, подняв тучу пыли. Два юзера, спускавшиеся вниз по тротуару, начали с удивлением вертеть головами. Еще бы, они-то никого не видели, кроме появившейся откуда ни возьмись дырки в машине. Огромное преимущество Охотников. Тебя не видят, если ты сам не захочешь.
Нападавший довольно резво поднялся на ноги, с грацией человека привыкшего получать такие удары и ухмыльнувшись, каким-то земноводным движением скрылся во второй уровень буфера. Все что успел заметить, последовавший за ним Охотник, — это пыль из под колес его мотоцикла.
Все было ясно. Его попросту проверяли. Теперь они знают, что он здесь, и будут вдвойне осторожны. Кто такие они в данном случае не имеет значения. Похоже на штучки «Галатекса». А может «Хазам». Впрочем это может быть кто угодно, вплоть до «Хоккайдо». Он давно заметил, что если «Хоккайдо» что-то нужно, то это внезапно становится нужно всем, потому-что все прекрасно знают — «такая организация просто так на ветер денег не бросает».
Убрав меч, он неслышно материлизовался за спинами двух юзеров, так и не понявших в чем дело, и направился вслед уехавшему мотоциклу.

уровень 1.0
кэш
— Откровение! Он все время талдычит о каком-то откровении! «Мне было видение!», — кричит, — «Он грядет!»Кто такой он? — удивлялся из за стойки Хванг, низкорослый морщинистый китаец, с маленькими усиками. Он будто попал сюда прямиком из старого гонконгского «кунг-фу муви», что однако не мешало ему держать этот бар аж с самого зарождения Города.

— Мне кажется он сам порой не понимает, что несет, — продолжал сокрушаться бармен, — Раньше-то он поспокойней был, а в последнее время что-то разошелся. Надо гнать его отсюда, а не то он мне всех клиентов распугает, а Индиго?
Последняя фраза была адресована Идо. Он выпил, слегка поморщившись и ухмыльнувшись ответил:
— Твоих клиентов распугаешь...
Хванг широко улыбнулся в ответ, обнажив при этом все свои редкие кривые зубы. Ирония была понятна. Это был бар для охотников, и мало кто кроме них вообще о нем знал. Чтобы попасть сюда, нужно было открыть особую дверь. Двери эти были раскиданы по всему городу, но все вели, как ни странно в одно и то же место. Для обычных пользователей Двери вообще не существовали. Они находились в буфере.
— Само это заведение тоже было, в своем роде уникально. Существовало оно где-то между первым уровнем буфера и самим Кибер Городом, или как его любили называть Охотники, нулевым уровнем, и никто, кроме Хванга, не знал как он этого добился. По этой причине ( а может по какой другой) оно носило прозаическое название «0,5».
Поллитра (как прозвали заведение русские) было единственным местом в сети, где Охотники могли чуствовать себя спокойно. Любые склоки предотвращались хозяином мгновенно, а виновный тут-же вышвыривался в ноль. И оказывался вдруг или на заброшенной автостоянке, или в каком-нибудь подвале, а то и вовсе в канализации. Вход в бар, разумеется, был ему после этого надолго заказан. По этой причине с Хвангом никому не хотелось ссориться. Себе дороже. Частенько здесь можно было наблюдать картину, как заклятые враги мирно потягивают пиво за одним столиком, пытаясь за задушевной беседой вытянуть друг из друга нужную им информацию. Выходило это у них, правда, крайне редко, но лопоухих ушей бармена достигало все. Хванга можно было-бы назвать Охотником, если-бы он на кого-нибудь охотился. Однако он просто сидел здесь целыми днями, скалясь своими желтыми зубами, и слушал. Это было второй причиной, почему с Хвангом нельзя было ссориться. Вся полезная информация в Городе проходила через него. Многие подозревали, что он даже спит в аттаче. При этом, правда никто не видел, чтобы он когда-нибудь спал.
— Скажи мне, Хванг, — Индиго наклонился к бармену, — ты уже знаешь, что сейчас случилось?
— Хванг все знает, — китаец хитро улыбнулся, — но что ему за это будет?
Охотник в театральном жесте наклонился к бармену и прошептал тому в самое ухо:
— Меня хотят убить!
Хванг расхохотался так, что затряслись стаканы, и утирая слезы промолвил:
— Это уже давно не новость! — и продолжая улыбаться уселся на табурет за стойкой, после чего поманил Охотника желтоватым, скрюченным пальцем. Хванг умел говорить так, что кроме собеседника его никто не слышал. Они были в звуковом вакуме.
— А теперь серьезно, — бармен положил руки на стол, одну на другую, — В дрянную ситуацию попал ты, знаю уже. Но помочь ничем не могу. Здесь у меня руки связаны.
— Так уж и ничем? — с деланным равнодушием переспросил Охотник, ковыряясь в зубах зубочисткой, — А если я расскажу тебе что-то, чего ты не знаешь?
В лоб, с накату. Глазки у Хванга заблестели, однако на лице он смог сохранить маску спокойствия, и даже какого-то пренебрежения.
— И что-же такого я не знаю? — осторожно спросил он.
— Э, нет, — огорчил его Индиго, — сначала рассказывай, что знаешь.
— А ты хитрец! — Хванг с восхищением погрозил ему пальцем, — а если не скажу?
— Останешься ни с чем, — резонно возразил Охотник, заглядывая в сахарницу.
— Ладно, — сдался наконец бармен, — победил, слушай. Тебя изловило «Хоккайдо», верно?
— Угу, — кивнул Индиго, жуя кусочек рафинада.
— Что они тебе сказали?
— Они сказали, — произнес Охотник медленно, — что один бармен задает слишком много вопросов.
— Они послали тебя ловить парня, у которого было что-то важное. Ты знаешь кто это?
— Вполне вероятно.
Хванг задумчиво подпер рукой подбородок, разглядывая загаженный мухами потолок.
— Откуда у тебя мухи, а Хванг? — поинтересовался Индиго, проследив направление его взгляда., — Ты их специально, что-ли разводишь?
— Проникают, — рассеянно ответил хозяин бара, продолжая свое занятие.
— Что, даже через буфер? — Охотник поперхнулся соком.
— Да, — Хванг автоматически ударил мухобойкой и продемонстрировал результат, — вы же и запускаете. Черт! Ты сбил меня с мысли!
Индиго злорадно засмеялся.

Некоторые посетители, особенно новички периодически оглядывались на стойку, но ветераны и так знали, что ничего там не услышат, и пытались хотя-бы по губам определить о чем речь. Некоторые из них так давно посещали это заведение, что довольно поднаторели в этом занятии. Тут им, однако, ничего не светило, обзор был не тот и они разочарованно отворачивались. Индиго заметил несколько знакомых рож, однако вряд-ли кто-то из них был причастен к его проблемам. Он медленно отвернулся, постукивая ногой в такт музыки. В нарочито старинном автомате медленно играл какой-то блюз.

— А может быть, — продолжал гнуть свое Хванг, — ты знаешь, что-такое нашел тот парень, из за чего «Хоккайдо» встало на уши?
— Может и знаю, — меланхолично произнес Охотник, доставая из сахарницы еще кусочек, — а ты?
Бармен понял, что переть дальше некуда, и кривя рот, будто съел что-то кислое, выдал:
— Я знаю только название твоей операции, которое дала ей «Хоккайдо».
— Ну-ну, — подбодрил его Идо, глядя на убитую муху. Она напоминала ему кого-то очень знакомого.
— «Ящик Пандоры»! — внезапно и очень резко гаркнул Хванг. Охотник удивленно вскинул брови.
— А-а-а, — протянул бармен, — ты не знал...
Индиго впервые слышал это название. Так вот как они прозвали операцию... А Такеру ничего не сказали... Интересно, что-ж это за ящичек?
— Ты что-же, — удивился Хванг, — не знаешь названия собственной операции?
— У меня другие заботы, — возразил Индиго, — как бы в расход не пустили. Между прочим, одна из моих директив — убивать любого, кто что нибудь об этом знает. Ты вот знаешь. Так что, с твоего позволения...
— Тогда уж тебе придется перебить пол Кибер Города, — восторженно произнес бармен, — потому-что, по моему, любой здесь знает больше тебя.
— Что ты знаешь о парне, который напал на меня пять минут назад? — задал наконец Идо вопрос, который его мучал, — откуда он? «Галатекс»? «Вудболл»? Правительство?
Хванг хитро прищурил глаза, закручивая одной рукой свои усики. Отвечать, судя по всему он не собирался.
— Брось, Хванг! — взмолился Охотник, — мне не хватает информации!
— А! — сказал бармен, — ему не хватает информации! Мне тоже! Однако некоторые люди не хотят делиться информацией с бедным, старым Хвангом! Почему Небо так несправедливо со мной, несчастным?
— Ну хорошо! — пришла пора Охотнику идти на попятную, — если я дам тебе данные типа, которого «Хоккайдо» послало меня ловить, ты сможешь узнать появлялся ли он в последнее время в сети?
Хванг на секунду задумался, затем, со вздохом полным мировой скорби (чтобы никто не заметил, как он на самом деле счастлив) произнес:
— Ладно. Давай свои данные.
Идо протянул ему файл. Бармен быстро пробежал глазами по столбикам цифр и нахмурился.
— В чем дело? — обеспокоенно поинтересовался Охотник.
— Знаешь, Индиго, — сказал Хванг, — этот парень не то что недавно, он вообще в сети отродясь не был. Никогда.
Сказал как отрезал.

Интересная получается ситуация, подумал Охотник. Значит, подсовывают ему какую-то туфту, вместо нормальных данных. Зачем, только непонятно? Сами что-ли не знали, или дезинформация? Черт знает что, куча вопросов и ни одного ответа. Шиза просто.

— Точно? — перепросил он, как будто надеялся услышать в ответ что-то другое, — но в этом же нет никакого смысла. Зачем давать мне Образ, который никогда не выходил в Город?
— Я тоже не понимаю, — честно ответил бармен и задумался. Затем произнес, будто нехотя, — из уважения к твоей сложной проблеме, так-уж и быть, помогу. В последний раз! — добавил он грозно, — надеюсь это вернется ко мне сторицей.
Индиго кивнул и весь превратился во внимание.
— Ты когда-нибудь слышал, — начал Хванг, — об Апостолах?
— Что-то слышал, — охотник взял себе еще кусочек сахара, — а кто они? Какая-то секта?
— Они появились недавно, — продолжал бармен, не обращая внимание на вопрос, — никто не знает, кто они, и чем занимаются. Они ни с кем не общаются, а если и ведут с кем нибудь дела, то только через посредников. Все кто на них работал, говорят, что заказы были... в общем странные.
— Странные? — переспросил Индиго.
— Да, — Хванг задумчиво почесал подбородок, — убрать того, этого, это еще куда ни шло. Но один человек мне рассказывал (и я ему верю), что его наняли эти самые Апостолы, для того чтобы пробурить дыру в стене.
— Пробурить дыру? — усмехнулся Охотник, — для чего? Грабить инфобанк?
— В том то и дело, — бармен в недоумении развел руками, — это была просто стена. Вокруг ничего. Они ненормальные. Распускают вокруг какие-то россказни, потом сами-же их и опровергают. С религией вроде-бы даже не связаны. Не понятно вообще, чего они добиваются. Одно ясно — все они Охотники, причем весьма сильные.
— Хм-м, — это было единственное, что пришло Идо в голову. — А какое это ко мне-то имеет отношение?
— Дело в том, — Хванг поднял вверх палец, подчеркивая важность момента, — что этот тип, который на тебя напал, один из Апостолов.
— Откуда ты знаешь?
В ответ бармен удивленно поднял брови.
— Прости, — смутился Индиго, — замнем.
— Скажу тебе еще кое-что, — Хванг наклонился поближе и показал глазами в угол, — видишь пройдоху в углу?
Человек за крайним столиком, действительно оправдывал, данное ему Хвангом прозвище. Вытянутое лицо, а глаза лисьи. Они бегали по сторонам ничего не упуская из виду.
— Ну, — сказал Идо, — вижу.
— Он из Хазама, — сообщил Хванг, — потом отблагодаришь.
По правде говоря Охотник не питал большой любви к родной структуре, но сейчас выбора как такового не было. Он даже был готов расцеловать длинномордого, но ограничился тем, что сел напротив и сухо поздоровался.
— И вам здраствуйте, — ответил человек, и глазки его стали еще более походить на лисьи.
— Ненавижу «Хоккайдо», — сообщил Охотник с ходу, мысленно возблагодарив буфер обмена.
Человек-лисица, казалось даже не удивился:
— Приятно, — заметил он, — в такой прекрасный день встретить человека, который ненавидит «Хоккайдо». Вы не хотите салата?
Весь стол перед длинномордым был уставлен тарелками с одним и тем же видом салата, и он с каким-то остервенением пожирал его.
— Нет, спасибо, — отказался Идо, — скажите, имя Джон Эдвард Такер, вам ни о чем не говорит?
Длинномордый мерзко, но искренне заулыбался:
— Как-же, как-же, наслышан. Только до сего момента лично встречаться не доводилось. Очень приятно, — он вытер руку об штаны и протянул ее Охотнику, — а меня зовите Хмырь.
Индиго без энтузиазма пожал протянутую руку, и заметил:
— Милое имечко.
— Да, — подтвердил Хмырь, — мой позывной в Хазаме. Вы же уже знаете откуда я?
— Знаю, — подтвердил Охотник, — а вот зачем вы здесь увы нет.
— Сущие пустяки, — успокоил его Хмырь, — вынюхиваю, высматриваю...Вот с вами познакомился. Кстати, а что вы хотели?
— Ящик Пандоры, — сказал Индиго вполголоса.
Длинномордый пнул его под столом ногой.
— А вот об этом потише, — прошипел он наклоняясь к Охотнику, — что вы об этом знаете?
— Пока немного, — признался Идо, — но я уверен, что скоро буду знать намного больше. А вы мне в этом поможете.
Он подождал, пока длинномордый переварит это, и добавил:
— Разумеется, вся найденная мной информация поступит в закрома нашей родной организации.
Охотник был на сто процентов уверен, что боссы Хазама с радостью ухватятся за этот «Ящик», даже если не знают, что это такое. Просто чтобы досадить «Хоккайдо». А уж если это какое нибудь оружие, или новая технология... Они давно уже вынашивают планы мирового господства. Собственно поэтому он и ушел. Надоело яшкаться с фанатиками. Впрочем скоро он понял, что остальные ничуть не лучше.
— С вами приятно иметь дело, — вновь заулыбался Хмырь, — Но я так полагаю, это не бесплатно? Вы же не альтруист, а Охотник. Так что вы хотите?
— Все очень просто, — Индиго потянулся на стуле, — Я хочу, чтобы «Хоккайдо» слезло с моей шеи.

уровень 2.0
спектр
Каждый Охотник Желает Знать Где Сидит Фазан

— Прозрите! — зычный глас проповедника раздавался по округе, перебивая шум дождя и переливаясь гулким эхом по подворотням. — Вы слепы! Взгляните на свет! Он повсюду вокруг вас, но вы его не видите! Грядет новый век, и Он придет! И покажет вам, ЧТО есть свет! Он уже среди нас!!!
Охотник слушал его вполуха. Он стоял на углу, прислонившись к столбу, и голова его была забита совсем другими проблемами. Что-то происходило в сети. Это был факт. И эти Апостолы. Они не напоминали ему ни одну из известных организаций. Их действия не были вызваны жаждой наживы или фанатизмом. Они были странными, это верно, но все же за ними скрывался какой-то смысл. Было похоже, что они к чему-то очень серьезно готовятся. Но вот к чему? И другие организации тоже затаились и ждут. Общее настроение овладело Городом. Как затишье перед бурей. Охотник думал, что все прояснится, как только он окажется внутри, но напротив, ситуация становилась все более и более запутанной.
В общем и целом план был прост. Элитное подразделение «Хазама» врывается в филиал «Хоккайдо», где его держат и вытаскивает оттуда. Взамен полученной относительной свободы он должен найти для «Хазама» «Ящик Пандоры», что бы это ни значило. «Хоккайдо», правда будет крайне недовольно этим фактом, но тут-уж ничего не попишешь. «Хазам» всегда отличался отборными бойцами.
Так, ну с этим, по крайней мере, ясно, и от него тут уже ничего не зависит. Индиго был уверен почти на сто процентов, что в «Хоккайдо» его бы прикончили. Та-же японочка вошла бы со шприцем, полным нейротоксина, и вогнала бы ему кубов десять, как только бы он выполнил их задание. С «Хазамом» по крайней мере не стоит опасаться такого исхода. В худшем случае пристрелят. Да и родные стены помогают.
Но что-же все таки это значит? «Ящик Пандоры», Образ, который ни разу не был в сети, Апостолы эти непонятные... Вопросов море, но никак не удается сложить их в единое целое, чтобы получить разгадку. Паттерн не складывается, а такого не бывает. Обязательно должны быть стереотипы, но они почему то не просматриваются. «Что мы имеем?», — подумал Охотник. ««Хоккайдо» и «Хазам». Первые что-то знают, вторые не знают, но догадываются. Что искать неизвестно. Где искать — тоже. Образ, который ему дали липовый, либо парень действительно никогда не был в сети. Откуда тогда Образ? Ладно оставим это. Может в «Хоккайдо» сами ничего не знают. Что теперь? Надо ставить вопрос так — кто знает больше всех? Определенно Апостолы. Не зря-же они его проверяли. Значит ищем Апостолов. Задачка тоже не из легких, но по крайней мере выполнимая.»
План был разработан и утвержден. Пора было приступать к его осуществлению. Индиго оторвался от столба и направился вперед. Он догадывался, кто может знать об этих загадочных личностях. Проходя мимо проповедника, он кинул на него случайный взгляд.
— Ты веришь? — вопрос был адресован Охотнику.
Тот усмехнулся:
— Это смотря во что.
— В Базис. В основу всех основ. — Произнес старик, нахмурившись. — В Благодать! — Он в религиозном экстазе раскинул руки в стороны.
— Нет, — с ухмылкой константировал Идо, — вот в Благодать я пожалуй не верю.
— Я Амос, — ответил проповедник на вопрос, который даже не пытались задавать. — Так мое имя.
— Послушай, — Индиго повернулся к нему и склонил голову набок, — ты знаешь что нибудь об Апостолах?
— Они лишь слуги, — глухо ответил старик, — Ты Бластема. Иди своей дорогой и обрящешь, что ищешь.
— Ну-ну, — пробормотал Охотник себе под нос, разворачиваясь. Он уже понял, что от проповедника ничего путного не добьешся. Вслед ему долго еще раздавался мощный голос старца:
— И старые догмы рассыплются в пыль!!! И убоятся власть держащие, и падут Империи, построенные на крови и злате!!! Ибо Он придет и покажет нам, как мы жили, как живем, и как должно жить!!! Он раздвинет Небеса и покажет нам путь истинный!!!...

Глава специальной полиции Кибер Города, Токугава сидел на циновке посреди своего доджо и потягивал зеленый чай. Скрывать ему было нечего. Он был честен и прямолинеен как столб и просто делал свою работу. Даже в сети и в реале он выглядел одинаково. Разумеется была в Городе и обычная полиция, «эти боты-недоумки», как любил их называть глава Спецпола. Они и в подметки не годились его «самураям». «Моих ребят даже пули не берут», говорил он гордо. И говорил правду. Все «ребята» Токугавы были как на подбор элитные Охотники, одни из самых лучших в сети. Он всегда сам тренировал их. Потому и пули не брали. В буфере особо не постреляешь. Основная задача Спецпола состояла в предотвращении нарушений среди Охотников. Для этого он и создавался. Всякую шваль «самураи» Токугавы даже в расчет не брали.
Индиго всегда удивляло, на какие шиши все это было сделано, и кому собственно надо? Он откопал это. Оказывается Токугава был очень богат, и вся эта затея являлась его детищем. Как-то Охотник спросил его, зачем ему все это? «Не люблю хаоса» — ответил начальник специальной полиции абсолютно в своем стиле. Это конечно была не вся правда. Идо откопал и это тоже. И выяснил, что по молодости лет будущий начальник Спецпола попал в какую то Охотничью ловушку, потеряв при этом всех своих друзей. В припадке бессильной злобы он поклялся себе «извести всю эту мразь и сделать Город чище». Под «мразью», конечно подрузамевались Охотники. Не все, разумеется. Ведешь себя хорошо, ну и бог с тобой. Начинаешь бузить — примем меры. С годами Токугава, само собой немного поостыл. Но слово свое помнил. Он был абсолютным приверженцем древнего кодекса «Бусидо». За что его и уважали.
С Идо у Токугавы тоже были в свое время проблемы. Охотник оставил ему метку на лбу, а это редко кому-либо удавалось. Начальник Спецпола уже забыл под каким названием проводилась та операция, но Охотника Идо Индиго он не забыл. Давно это было, впрочем. И незачем вспоминать.
Самое смешное, что Токугава даже не был Охотником. Однако мало кто из них хотел бы встретиться с ним лицом к лицу в темном переулке. Он их чуствовал. Чуствовал каким-то шестым чуством и не спасал даже буфер. Чтобы нанести удар человеку нужно сначала выскочить в ноль, а он тебя там уже ждет, со своим самурайским мечом и вечными, черными как смоль усами. Когда Токугава был молод, все так и было. Он всегда сам участвовал в операциях. Теперь такая роскошь была ему заказана. Слишком много информации приходилось обрабатывать. Он привык все делать сам.
Сейчас своим шестым чуством он уловил еле заметное дуновение сверху. И выставив вверх катану, в самый последний момент со звоном поймал удар меча, не отрывая, правда при этом левую руку от чаепития.
Меч вышел из единицы плавно как из тумана, а вслед за ним появился и его обладатель.
— А, это ты, призрак ниндзя, — пробасил Токугава. — Скажи мне, как тебе все время удается обходить мои патрули?
— Они слишком беспечны, — самодовольно промурлыкал Охотник, разглядывая лезвие меча. — Тебе следует задать им взбучку.
— Но это не объясняет, как ты подкрадываешься ко мне?! — с притворным возмущением громыхнул в усы Токугава.
— Что сказать, — Индиго поднял голову к потолку и почесал шею, — Стареешь. Уже не тот что раньше...
— Это я старею! — Токугава вскочил на ноги с мечом в руках, изображая ярость. — Ах ты, сопляк! Защищайся!
И пошел вперед, бешено крутя мечом. На самом деле он был доволен, дальше некуда. Не каждый день выпадает возможность так размяться.
На неискушенный взгляд тренировка эта напоминала пляску обезумевших теней. Человеческий глаз не смог бы уследить за всеми движениями, и уж точно ни один нормальный человек не смог бы отразить ни один из этих ударов. Фигуры с мечами кружили в бешеном танце под музыку перезвона клинков и ничто больше в этот момент не имело для них значения. Это был их путь воина, путь для каждого свой. В какой то момент Токугаве даже привиделось, что он опять на той крыше, и старый шрам заныл болезненным напоминанием о былом поражении. Глаза его дико засверкали и он с бешеным ревом кинулся вперед, на призрака. В самую последнюю секунду он вспомнил, что допустил ту-же самую ошибку. Меч его провалился в пустоту, а с правой стороны уже стоял призрак и держал свой клинок левой рукой у его шеи. Вся схватка заняла от силы пятнадцать секунд.
— Ты опять проиграл, — подытожил Индиго, — Твоя очередь платить.
— Вижу, — проворчал Токугава, — Но ничего, я тебя уже делал и еще сделаю. Я никогда не забуду, как я тебя в первый раз проучил!
При воспоминании об этом у него поднялось настроение и он даже рассмеялся, а Охотник автоматически потер под плащом правое плечо.
— Садись, — предложил начальник Спецпола радушно, — В ногах правды нет.
— Идо последовал совету и уселся на пол перед Токугавой.
— Плата. — напомнил он небрежно.
— Да, да, — отмахнулся Токугава, — Сейчас.
Он взял в руки маленький заварной чайничек и начал медленно и осторожно наливать гостю чай. Затем налил себе и поставил чайник на место. Отхлебнул, прихлюпывая из чашки, и только тогда посмотрел на Идо:
— Итак, — поинтересовался он, — Что ты хочешь знать?
— Это и было платой.

И о погоде — дождь.

Ветер кружил пожелтевшие файлы по мокрой мостовой. В бледных лужах отражались яркие огни рекламы. Редкие в этой части города юзеры спешили по своим делам, и трехмерное существо на экране новостей провожало их внимательным взглядом.
Давешний нападавший стоял на мостовой рядом со своим мотоциклом и мочился на мокрый асфальт, наблюдая при этом за изящным танцем сотен блестящих дроидов, круживших над Городом. С башни телецентра он чуствовал на себе пристальный взгляд. Закончив свое дело, он застегнул ширинку и посмотрел в ответ. Силуэт на экране чуть заметно кивнул ему.
— Началось. — Негромко сказал человек себе под нос, и оседлав мотоцикл медленно поехал прочь. Редкие машины отражались в его темных очках бликами фар.

Город наблюдал. Глядел сверху вниз своими острыми шпилями, огромных, суровых зданий. Причудливые нагромождения арок, акведуков и величественных киберготических зданий, опутанных проводами за которыми не видно неба. Город ждал.

« Если разложить спектр на составляющие становятся ясно видны цвета. Но когда цвета сливаются — сплошной серый. Нужен хотя бы один цвет, чтобы составить цельную картину.»

уровень 2.1
красный
— Как и следовало ожидать он полностью и безоговорочно мертв, — констатировал человек Токугавы поднимаясь с корточек со сканером в руках.Человек-лисица лежал распластав конечности по тротуару все с тем же мерзким выражением на лице, к которому теперь правда добавилось нечто, что следовало понимать как, «отдувайтесь теперь без меня», и вставать больше не собирался. Да и как тут встанешь, когда у тебя все брюхо разворочено. Под трупом кроваво-коричневым сиропом растекалась лужа.

— Не успел даже выскочить, — продолжал Спецполовец, — Работал Охотник, не иначе.
«Или Апостол», — мелькнуло в голове у Идо, но он промолчал. И без того у него проблем хватает. Значит с «Хазамом» не заладилось. Что-ж, будем делать вид, что ничего не случилось. Не в буфере всё же. «Хоккайдо» всё видит.
Он ни о чем не успел спросить Токугаву. Пришел вызов, и он с первого взгляда, брошенного на экран узнал длинномодого. Ни секунды не медля он попросил начальника Спецпола об одолжении. Тот только выразительно поднял брови, подумал буквально мгновение и только кивнул. Но услуга за услугу. Теперь Токугава знал про длинномордого все. Включая кличку.
«Такие дела», — подумал Охотник, стоя над трупом — «Хмырем ты был, Хмырем и помер. И никто даже имени твоего настоящего не знает.»
— Ваш знакомый? — «Самурай» показал на покойника.
Охотник выразительно скривил рот:
— Поменьше бы таких знакомых, и не жизнь была бы, а рай земной.
Полицейский усмехнулся.
— Можно? — Идо наклонился к трупу. Человек Токугавы пожал плечами, мол валяйте, раз шеф разрешил. Охотник быстро обшарил остывающее тело. Ничего. Пусто. А если что и было, все подчистую вымели. Последняя ниточка оборвалась. А он то уж было размечтался...
«Дурное дело нехитрое», — подумал он про себя.
Его не оставляло ощущение, что одним трупом тут вряд ли обойдется. Все, казалось, делается только поперек ему. И кому, спрашивается, нужна была смерть этого Хмыря? А ведь тот тоже не мальчик. Какой-никакой, а Охотник. К такому на дрезине не подъедешь. Странно все это. А самое главное до сих пор не понятно, что за всем этим кроется.
Он покачал головой и поднялся.
— Ничего? — поинтересовался спецполовец.
Охотник только махнул рукой и отправился восвояси. В голове у него не было ни единой дельной мысли. Сзади труп длинномордого упаковывали в черный блестящий мешок.
Неподалеку от места проишествия Индиго заметил Беженцев. Он по собственному опыту знал, что разговаривать с ними бесполезно. Ничего они не скажут, пока Шаман не прикажет. Беженцы были отбросами того мира и королями этого. Калеки, паралитики и просто изгои, только здесь, в Сети могли они обрести настоящую свободу. Здесь они были здоровы. Именно поэтому они практически жили в Кибер Городе. Индиго направился к ним. Он конечно знал, что разговаривать с ними бесполезно...
— Где Шаман? — спросил он с ходу.
Один из Беженцев поковырялся в зубах пальцем, другой почесал пушкой висок и это были все их действия.
...но он и не собирался с ними разговаривать. Пистолет отлетел в одну сторону, Беженец в другую.
— Повторяю для непонятливых...- сзади кто то с битой, вывернутая рука, удар ногой и красивый отпечаток на стене от отбившейся плитки.
— Третий раз, — сказал Охотник растягивая слова, чтобы до всех дошло, — повторять не буду.
Толпа постояла, помялась, и затем кто то нехотя произнес:
— Где-ж ему быть то. В «Черной Дыре» он.
«Да уж. Можно было и не спрашивать. Но времени на ерунду нет. Он должен выяснить все быстрей, чем остальные. Ставки на этот раз слишком высоки.»
Он не боялся. Речь шла о профессиональной чести. Если он не сможет первым собрать этот ребус, значит он никуда не годиться как Охотник. Да и пожить еще было ой как охота...

уровень 2.2
желтый
В «Черной Дыре» было душно и терпкий смрад от сотен двигающихся на танцполе тел бил в ноздри. От мокрого плаща Охотника шел пар, и в мерцающем свете цветомузыки люди казались ему старыми дергающимися голограммами. На помосте закатив глаза Шаман вводил публику в электронный транс. Люди двигались в едином ритме забыв про все на свете, устремив глаза вперед. Из рук и зрачков Шамана вырывались цветные образы и начинали в такт ритму кружить над толпой. Их, как и музыку Шаман создавал в своей голове прямо на сцене. Он был Мастер. Продолжаться это могло часами. Беженцы напичканые наркотиками, что может быть хуже?
— «Черт!» — выругался про себя Идо и собрался было уходить, как вдруг Шаман выдал последний, завершающий аккорд в ослепительной вспышке сознания и публика обессиленно повалилась на пол.
— « Повезло.» — подумал Охотник. Он попал на самый конец светопредставления. Иначе неизвестно сколько бы он здесь торчал... Расталкивая людей он быстро направился к помосту, опасаясь что Шаман передумает и зарядит шарманку по новой. Но тот уже скрывался за дверью в свою каморку. Перед дверью стояли два угрюмых типа.
— Мне нужно поговорить с Шаманом, — изрек Охотник, останавливаясь перед ними.
— Шаман отдыхает. — невозмутимо произнес один из них. — Его нельзя тревожить.
Индиго знал, что в дверь эту можно войти только с согласия Шамана. В противном случае, хоть головой в нее бейся, а ничего не будет. Хе! Шаман. Легенда Кибер Города. В прошлом знаменитый Охотник, теперь же (после того, как шальная пуля вогнала его в пограничную кому) Гуру Беженцев. Он и сейчас валялся где-то, подключенный к аппарату жизнедеятельности. И тем не менее умудрялся жить в Сети вполне полноценной жизнью. Даже слишком полноценной.
Охотник долго бы так топтался на пороге, но голос Шамана из за двери вывел громил из отрешенного состояния:
— Впустите его, дети. — произнес голос, — Он пришел ко мне.

В каморке Гуру Беженцев было как всегда накурено, дымились какие то благовония, а в воздухе летала золотистая пыльца. Охотник чихнул и сразу понял, что это за пыльца.
— «Сетевая пыль» — подумал он. Сетевая пыль была естественным наркотиком Кибер Города. Многие Охотники не напрягаясь делали себе на ней деньги. Росла она только в буфере в виде небольших золотистых цветов. Если их сорвать они прямо в руках рассыпались в блестящий порошок, который можно было унести с собой. Небольшая горстка такого порошка стоила на черном рынке около тысячи астро. Шаман не жалел денег на наркотики. Впрочем, скорее всего он сам ее собирал.
Идо был здесь пару раз раньше и за прошедшее время в комнатушке ничего не изменилось. Все так же свисали с потолка какие то украшения и множество бубенцов, издававших при малейшем движении мелодичный перезвон. Только прибавилось картинок на стенах. Одна из них заинтересовала Охотника. На ней было изображено существо с экрана новостей. Прекрасное, почти детское лицо окруженное золотым сиянием. Несколько секунд Идо разглядывал картинку.
— Зачем ты обидел моих братьев? — подал голос Шаман.(И когда узнал?) Он сидел по своему обыкновению на полу, облокотившись на статую Сарасвати и курил трубку. Одет он был в кожаные штаны и жилетку на голое тело, под которой было видно его старое морщинистое тело. Индейский профиль, длинные, спутанные, начинающие седеть волосы и узкие темные очки на носу завершали картину.
Охотник хотел в своем духе ответить что нибудь язвительное, но тут Сетевая пыль достигла мозга и он опустился на пол.
— Зачем тебе картинка с диктором новостей? — спросил он первое, что пришло в головупришловголову. Он уже и забыл как действует СЕТЕВАЯПЫЛЬ. Потряся головой он попытался разогнать остатки дурмана. Каждый раз так. ПРИХОдишЬ узнатьчтотоважное, а уходишь НисчеММечсиН.9090909090909090909090
Он еще раз чихнул и наваждение пропало.

Шаман засмеялся. Было видно, что его все это страшно забавляет. Вести осмысленный разговор под Сетевой пылью затруднительно. Во всяком случае для всех кроме Шамана. Ты говоришь не то что хочешь сказать, а все что приходит на ум.
Гуру покопался в своих закромах и извлек на свет что то маленькое и желтое, после чего протянул это Идо.
— Что этО? — спросил Охотник, борясь с зевотой.
— Это ответ на твой вопрос, — улыбаясь сказал Шаман
На ладони у Гуру лежала маленькая желтая таблетка, с нарисованной забавной рожицей.
— Но я ЕЩЕ ничего не спрашивал... — возразил Охотник. Вернее попытался возразить.
— А я еще ничего и не ответил, — возразил в ответ Шаман. И поднес руку ближе, — Не бойся, — заверил он, — Мой рецепт.
«Этого и опасаюсь.» — подумал Охотник, но вслух ничего не сказал, а взяв таблетку положил в рот и проглотил. Он понял, что иначе от Шамана ничего не добьешся. Это было его наказанием.
После таблетки во рту остался странный желтоватый привкус. «Да», подумалось Охотнику, — «Сетевая пыль и пилюли Шамана, это пожалуй будет перебор.»
— Что ты знаешь об Апостолах? — спросил он быстро, пока не подействовала таблетка, и стараясь дышать как можно реже.
— Хе, хе, хе! — рассмеялся Шаман. — А что ты знаешь об Апостолах?
Индиго призадумался. Об Апостолах он не знал абсолютно ничего, кроме...
— Они как то связаны с «Ящиком Пандоры», — произнес он. Глаза уже начинало сводить. Он несколько раз сморгнул. Перед ним висела картинка с существом с экрана и он тупо на нее уставился. Шаман молчал. Витающая в воздухе пыль вырисовывала в воздухе узор напоминающий птицу. Гуру взял в руки ситар и начал наигрывать на нем какую то мелодию. Птица закружила по комнате в золотом танце.
— Кто это? — спросил он наконец, показывая на картинку.
— Это же... — начал Идо и запнулся. «В самом деле кто это? Он знал лишь то, что это сетевой диктор, вещающий новости, компьютерная программа, но кто ее сделал, и где находится... В мозгу крутился образ Телебашни.»
— Всему свое время, — загадочно ответил Шаман, продолжая пощипывать струны. Сознание танцевало под музыку, вместе с птицей, пытаясь отделиться от тела. Птица превратилась в человеческую фигуру летающую под потолком. Силуэт подлетел к Идо и заглянул ему в прямо в лицо. Вместо глаз у фантома были две бесконечные вселенные.
— Сначала тебе нужно пройти все семь ступеней. — закончил мысль Гуру.
— Что такое «Ящик Пандоры»? — соберя сознание воедино выдавил из себя Охотник. Шаман продолжал молчать и улыбаясь играть на ситаре. С разумом Охотника начало твориться что то странное. Ему стало страшно. Настолько страшно ему в жизни никогда не было. Страх буквально выворачивал внутренности. Ему захотелось бежать, забиться куда нибудь, в самый дальний угол, убежать! Однако он смог подавить первобытный инстинкт самосохранения и продолжал молча сидеть, прислушиваясь к собственным мыслям. Его начало трясти. Сознание разделилось на два одинаковых купола, ни один из которых не был чем то целым. В голове зазвучали голоса, поющие под музыку. Голоса угрожали, звали, а затем начали уговаривать тихим глухим шепотом и это продолжалось очень, очень долго. Возможно Вечность...но он знал, что на самом деле прошло всего лишь несколько секунд. По комнате медленно порхали красивые золотистые бабочки, оставляя за собой горящие тени. Затем голоса сдались, замолкли и наступила тишина. Полная тишина, без единого звука создала необыкновенную легкость во всем теле и кристальную ясность мысли. Он слышал музыку, но она не мешала тишине. Музыка была где то там, в другом мире. Охотник посмотрел внутрь себя и обнаружил там вопрос.
Он повернулся к Шаману и неожиданно даже для самого себя спросил:
— Кто Я?
— Молодец! — похвалил его Гуру. — Ты наконец то начал задавать правильные вопросы! Я тебе отвечу. Ты всего лишь тень, которая мечтает стать человеком. Именно этим ты для них и интересен.

— Вселенная, — продолжал Шаман, — Это всего лишь огромное скопление информации. Не будь у атомов информации о молекулах, которые они составляют — и мир распался бы на части. Информация удерживает мир в таком состоянии. Это самая большая ценность во Вселенной. Информация содержится везде, в том числе и в колебаниях звуковых волн, которые мы называем музыкой. Музыка это важная составляющая часть Мироздания. Ты когда нибудь слышал, как поют Сверхновые? Я слышал... Звук от рождения Сверхновой достиг Земли и я слышал волшебную песню Смерти и Рождения...
Он задумчиво затянулся трубкой. Эффект от воздействия таблетки уже начал уменьшаться, но Охотник продолжал слушать не перебивая. Он знал, что сейчас услышит нечто важное. Гуру постучал трубкой о бронзовую пепельницу, выбивая пепел и продолжил:
— Сеть, — изрек он, прочищая трубку, — Это невероятное количество информации. По своей сути Сеть и сама представляет из себя сплошную информацию. Это очень мощная сила, которая может быть очень опасна. И полезна тоже. Но каждый, кто пытается ей управлять рано или поздно понимает невозможность своего замысла. Все дело в том... Чтобы управлять таким количеством информации, нужно ею обладать. А это почти никому не под силу. В нашем веке был только один человек, который понял, как устроена Вселенная. Это был...
— Арико Тохицико! — выдохнул Идо.
— Да, — согласился Шаман. Именно он создал то, что мы называем Кибер Городом, заключив в него почти все основные законы Вселенной. Но он не успел его закончить. Город задумывался им не для того, чтобы корпорации сводили здесь друг с другом счеты. На самом деле это вовсе и не Кибер Город. Он реален, как и мы с тобой. Как и тот мир.
Охотник слушал не дыша. Старик и так сказал уже слишком многослишкоммного. «Черт бы побрал эти проклятые побочные эффекты!» Если он сейчас замолчит...
Шаман будто прочитал его мысли.
— Впрочем, тебе же пора идти, — будто бы спохватился он, — Ты же торопишся! Не забудь передать привет Апостолам, если их увидишь.
И мерзко захихикал. Зла не хватает.

Выйдя на улицу из душного клуба охотник полной грудью вдохнул свежий ночной воздух. Он не знал, что поняли наблюдатели «Хоккайдо» в их разговоре, однако он понял более чем достаточно.

уровень 2.3
голубой
Не угаснет печаль грядущих поколений

Мои вечные звездные дети
Вы на солнце привыкли молиться
Будто ждете чего-то на небе
А в глазах отражаются птицы

Ваши помыслы — бури степные
Все желанья пропитаны страхом
Свято ждете вы новых пророков
Возвращаемых временем к праху

Не найдете вы, то что искали
Потеряете все что имели
В глубине бесконечной спирали
Небо выстелит пухом постели

Не печальтесь о пройденных вехах
На тропинках иных мирозданий
Посмотрите на звезды сквозь крышу
Из разрушенных временем зданий

Вся вселенная только лишь сказка
Про испуганный солнечный зайчик
Все по кругу идет как шарманка,
Что завел полоумный шарманщик

Мои бедные вечные дети
В хороводе всегда одиноки
По раскинутой в вечности сети
Вы гадаете будто иноки

Остановится маятник солнца
Остановится мир под ногами
Отвернувшись от мрака оконца
Вы увидите двецу в спирали.

**************************

Все что он до сих пор делал, так это бродил по округе и задавал всем глупые вопросы. Пора бы уже заняться и делом. Вот только проблема — с чего начать? Распутывая этот клубок он сам запутывался в нем все больше и больше. Одно правда уже точно ясно. Никакой это не вирус и не оружие. Это абсолютно определенно как то связано с самим Кибер Городом. Старик явно сказал больше, чем хотел. Подумать только! Неудивительно, что за этим развернулась такая охота. Только вот где это находится? Вернее будет сказать — у кого?
Охотник покачнулся на каблуках и поглядел вдаль. Оттуда, вонзаясь узорным шпилем в черное мокрое небо, неоновым призраком смотрела на него телебашня.

Внезапно изображение перед ним размылось и замерцало, искажённое синеватым мерцанием пространственной связи. И он увидел знакомое до боли мясистое лицо, обрамлённое аккуратной с проседью бородой.
— Здравствуй, Идо, мой мальчик, — сказало лицо с добродушной улыбкой, буравя его стальными глазами, в которых не было и капли радушия. — У меня для тебя две новости. С какой начать?
— Я полагаю они обе плохие, учитывая твоё появление, — осклабился Охотник. — Так что нет особой разницы.
— Прискорбно, прискорбно, что ты не рад старому другу, — фальшиво расстроился собеседник, — Но я думаю одна новость тебя всё таки обрадует. Хоккайдо тебя больше не держит.
— Это радует. А другая?
— Другая новость менее радостная. Все вооружённые силы Корпорации сейчас окружают район, в котором ты находишься. Почему то Хоккайдо очень не хочет тебя отпускать, и от этого твоя ценность в моих глазах возрастает вдвое. Я постараюсь помешать им чем смогу, но мои возможности здесь не безграничны. Ты должен во что бы то ни стало добраться до точки выхода. Я думаю, в этом наши планы совпадают. Там я смогу расчистить местность, но здесь тебе придётся рассчитывать только на себя. Не подведи меня, мой мальчик.
С этими словами лицо пропало и Охотник остался один на один с Хоккайдо. И очистив мозги от лишних мыслей кинулся бежать.

Сознание возвращалось медленно, постепенно переходя от мутной неопределённой каши в голове к призрачному пост мерцанию, как оно и бывает в таких случаях. Начали частично возвращаться события последних часов, собираясь из кусочков разноцветной мозаики. Голова раскалывалась на части, но он уже понял, как ему повезло. В третий раз.
— Ты везунчик, в курсе?
Такер медленно повернул голову. На расфокусированной поверхности сетчатки выстраивались квадратные пятна. Он тряхнул головой и тут же пожалел об этом. В мозгу взорвались миллиарды вселенных и он прикусил до крови губу, чтобы не застонать. Голос был знакомый, но у него не было сейчас никакого желания разговаривать. Последнее, что он помнил, это распоротая мечом обшивка «плевалки» вертикального взлёта и нарисованный на ней стилизованный клевер-четырёхлистник, зелёного цвета — знак Хоккайдо. Затем грохот взрыва, всё тонет в белом свете и перед погружением в темноту — свободный полёт сквозь абсолютно круглое отверстие в бетонной стене — гигантском бордюре вдоль реки. Он помнил, что упал в воду и всё вокруг окрасилось красным... А теперь он здесь. Живой. Он хрипло засмеялся.
— Смейся, смейся, — признёс всё тот же голос. — Имеешь право. Не каждому дано сметься над смертью трижды.
Он всё ещё улыбался, не обращая внимания на раскалывающуюся на части голову. Очень трудно бывает возвратится. Таковы правила: умер там — умер здесь. Вошёл не в тот выход — затерялся в вечности. Кто то вошёл в твой — всё в порядке, но «чей же это голос?» тебе долго придётся блуждать в Кибер-городе, прежде чем ты сможешь выбраться. Нужен хакер, который подведёт линию от синапсов твоего головного мозга к Образу в сети. Но он всегда работал один. Программу можно обмануть, что он и проделал уже трижды. Сознание успевает возвратится в тело, но не успевает поведать ему о смерти — предохранитель отрубает связь. Разумеется без нужного софта тут не обойтись. И всё таки он жив. В очередной раз. Он снова засмеялся, но внезапно воспоминания накрыли его холодной волной и он закашлялся. Голос принадлежал Саймону Бродски — главе организации «Хазам» и её бессменному президенту.
Бродски подошёл к нему, наклонился, и оттянув веко поглядел на реакцию зрачков.
— В каком он состоянии? — спросил он кого то слева.
— Жить будет! — весело ответил голос незнакомого техника. Мозг не повреждён, связи восстановлены. Требуется некоторое время на полную адаптацию к окружению, а так он в норме.
— Отлично. — президент выпрямился и заложив руки за спину начал медленно вышагивать по комнате из стороны в сторону, изредка поглядывая в сторону охотника. Наконец он заговорил:
— Ты даже не представляешь как тебе повезло. Если бы тебя размазало взрывом по стене, никакой софт бы тебя не спас. Смерть наступила бы мгновенно от чудовищного болевого шока. Хоккайдо рвёт и мечет. Они не знают жив ты, или нет (правда склоняются ко второму, и мы не пытаемся их переубедить). Но неизвестность мучает их, как и потеря огромного количества живой силы в размере... Какие у них потери? — обратился он к технику.
— Пятьдесят восемь погибших, в том числе пятеро охотников.
— Мой мальчик! — Бродски сел напротив и с радостной улыбкой ударил себя руками по коленям, — Да ты просто мясник!
Такер закрыл глаза.

Когда он открыл их, в комнате было темно и пахло какими то лекарствами. Он лежал на чем то мягком, видимо на кровати. Комната могла быть как больничной палатой, так и камерой. Но не всё ли равно... Веки вновь устало опустились.

— Он проснулся? — голос Бродски.
— Да, сэр! — тот же весёлый техник (или врач?), — сейчас приведу его в чуство.
Вместе с этим оптимистичным заявлением кровь по венам побежала быстрее, и дышать стало легче. Спать уже не хотелось. Он открыл глаза, ожидая вновь увидеть размытые пятна, но зрение было на удивление чётким. Первое, что он увидел, была борода Бродски.
— Зачем тебе борода? — спросил он президента, — Сбрил бы ты её что ли? Ходишь как обезьяна.
— А...- протянул тот, — Очухался уже. Шутишь. Ты поговори мне!
Такер не боялся Бродски. Конечно тот волен был сделать с ним всё, что угодно, но только он не дурак. И не маньяк к тому же. Одержим манией величия, ну что-ж, бывает. Хочет поставить свою организацию над всеми. Ну так все не без греха. Конечно Бродски с приветом, но за годы своего отсутствия в Хазаме, Такер насмотрелся много такого, что теперь он ему казался чуть ли не святым. Расслабляться, конечно тоже не стоило. Сожрёт с потрохами и не подавится.
— Начнём сначала. — Заявил виновник размышлений Такера в своей обычной манере, руки на коленях, глаза исподлобья буравят собеседника насквозь. Бродски никогда не был дипломатом, для этого существовала его система с миллиардами крутящихся внутри денег. Он был Генералом этой армии, — Тебя изловило Хоккайдо, для того, чтобы ты что-то для них сделал. Не спрашиваю как они тебя поймали, видимо это было сделано и правда грамотно. После этого, наш человек в Городе передал информацию о том, что ты просишь помощи и пропал.
— Он умер, — сказал Такер, — его убили.
Да, да, я уже знаю, — перебил президент, — Если бы не ты, мы бы вообще профукали всё на свете, мы и о... — он обернулся к технику-врачу, — Пойди, погуляй.
Тот пожал плечами, забрал со стола бумаги и вышел, постукивая папкой по ноге. Бродски обернулся к Такеру:
— Про Ящик Пандоры мы тоже узнали только от тебя. Конечно ходили слухи, но в Городе всегда полно всяких сказок. А вот когда я услышал, что Хоккайдо заинтересовалось этим ящичком — сразу почуял, что дело тут нечисто. Ну — выкладывай!
Джон с трудом сдерживал, грозящий вырваться наружу истерический смех. Сейчас это было бы совсем некстати.
— Не поверите, Шеф, — сказал он дурным голосом, — Да только я сам об этом ничего не знаю...
— Конечно не поверю! — загрохотал «Шеф», — Потому что это — чушь собачья!
— Но это чистая правда. В Хоккайдо так тряслись, что об этом кто нибудь узнает, что даже мне ничего не сказали. А то что я смог выяснить — жалкие крохи! Я даже не знаю что это такое!
— Чёрт с тобой...- устало проворчал Бродски. Видимо всё это время он глаз не сомкнул, — Похоже на правду. Мы наблюдали за всеми известными нам агентами Хоккайдо, и все они, как один топчутся на месте. Чёрт знает что. Не понимаю!
Когда Бродски что либо не понимал, это невыносимо бесило его. Он должен был понимать всё и всегда (как в большинстве случаев и было, иначе бы он не удержался у руля такой мощной организации). Но теперь ситуация была абсолютно непонятной и это выводило его из себя.
Такер, правда и сам понимал очень мало, и ему это тоже не доставляло никакого удовольствия. Президент сидел перед ним, но смотрел куда то на стену и нервно массировал переносицу. Это означало в его случае крайнюю степень недоумения.
— Шеф, — сказал он задумчиво, — Вы что нибудь знаете об Апостолах?
— Что? — Бродски вернулся на землю и в глазах зажёгся огонёк интереса, — Апостолы? Это какие то религиозные фанатики? Как эти придурки, из Церкви новой эпохи? Слышал мельком. Но они меня не заинтересовали.
— А следовало бы заинтересоваться. — сказал охотник.

уровень 3.0
искушение
Они стояли на углу, около здания Церкви, прикрытые несколькими уровнями защиты, включая смену тела, и зашифровку образа и ждали. Защита, конечно, могла прикрыть их от Хоккайдо и прочих конкурентов, но охотник сомневался, что это поможет от Апостолов. Здравый смысл подсказывал, что вряд ли Апостолы такие идиоты, чтобы показаться в нуле, поэтому он переодично заходил на разные уровни буфера и считывал данные, с матрицы поля. Проходящие в буфере неизменно оставляли слабый след, который держался некоторое время. Никто, однако не показывался. Операторы Хазама пронюхали, что с Главой Церкви Новой Эпохи, Его святейшеством, Епископом Агни должен встретится один из Апостолов. Неизвестно зачем, ибо ранее они не проявляли особого интереса к религии. Но обнаружить себя было бы сейчас крайне нежелательно. Это означало бы спугнуть крупную рыбу, и потом долго искать наживку. Апостолов никто не видел, никто не знал их Образов, и вообще они были как тени. Но несомненно было одно — с Епископом он не сможет говорить в буфере. Тот не был охотником. Идо размышлял, что если у них вообще нет образов, или они научились каким то способом менять их, это бы объяснило путаницу с образом, который ему дали, и ещё очень многое. В окне напротив кабинета Его святейшества сидел наблюдатель, и в случае появления кого либо тут же дал бы знак. Особенности следящих систем церкви были тщательно изучены, и засветится можно было лишь перед Апостолом. Никто не знал, какие секреты он скрывает, и никто не хотел рисковать. Охотник сам предложил, в случае обнаружения в кабинете посторонних тут же отключаться, и предоставить всё дело ему. Церковь была обложена со всех сторон, однако никто до сих пор не появлялся. Только тихо мигали огоньки камер слежения из глаз горгулий сидящих на карнизах. В кабинете Его святейшества горел свет, но за глухими шторами ничего не было видно. Только тень Епископа мелькала туда сюда, и Идо показалось это подозрительным. Он приляделся и заметил, что тень размахивает руками, будто обращаясь к кому то. Его святейшество вряд ли был близко знаком с секретами слежки, а Охотник тут же всё понял.
— «Вырубайте всё!» — махнул он рукой. Это был условный знак. В кабинете явно был кто то ещё. Это мог быть, конечно кто то из окружения Епископа, да только вряд-ли тот, перед столь ответственной встречей жаждал кого то увидеть, да и вообще посвящать в свои дела. Он мог бы это сделать позднее. Идо в момент взобрался по карнизу, одновременно проваливаясь в буфер. Он был уверен, что Апостол мог бы просканировать первый уровень, но следить за всеми, одновременно разговаривая с собеседником, было бы слишком даже для него. Поэтому охотник провалился сразу в третий, и прильнул к окну ухом.
— ...за него, что мы можем сделать? — зазвучал глухо голос Его святейшества, искажаемый дребезжанием оконного стекла.
— Уверяю вас, мне не нужно многого, — вкрадчивый, вяжущий по рукам и ногам голос. Охотник перевёл дух. Апостол и не подумал сделать пузырь защиты, а может просто не умел.
— Я не понимаю... Если вы объясните мне свои мотивы, я постараюсь помочь! Но...
— Мои мотивы, пускай останутся моими, — Охотник даже почуствовал, как собеседник улыбается, — А ваша Церковь получит хорошее финансирование из надёжного источника.
— Если вы думаете, что за деньги можно купить всё, то вы ошибаетесь! — голос Его святейшества был полон праведного гнева, однако собеседника это нисколько не обмануло.
— Бросьте притворятся! — уже не скрываясь за прежней интонацией резко произнёс он. — Вам нужны деньги и я это знаю! И знаю сколько именно. Я дам вам вдвое больше, а вы окажете мне услугу. Вот и всё. К нашему обоюдному согласию. — в тон его вернулась прежняя вкрадчивость. — У вас есть люди. Много людей. Есть оружие, системы защиты. Это конечно их не остановит, но уж точно задержит. До нашего прихода.
— Но я не знаю даже, что это такое! Как я могу доверять вам? — Епископ, однако сомневался, это было слышно по голосу.
— Вы прекрасно знаете, что выбора у вас нет. Или вы помогаете мне, или... — он не закончил, и фраза повисла в воздухе. Помолчав несколько секунд, голос продолжил:
— И сделайте милость, не сотрясайте воздух словами про святость, поклёпы и иже с ним. Учтите, я прекрасно знаю, кто вы такой. Меня невозможно обмануть.
От того тона, которым собеседник произнёс последнюю фразу, даже у охотника пошли по спине морозные мурашки, а сам Епископ наверняка там обделался, под своей мантией.

уровень 3.1
фиолетовый
— Но это же полный бред! — Глава Хазама метался туда-сюда по комнате, и в самом деле, как ранее заметил охотник, имел вид взбесившегося орангутанга. Его огромные руки беспорядочно метались в воздухе, будто бы отдельно от тела. Охотник отвернулся и стал смотреть на кричащую рекламу сквозь серебрянные жалюзи окна.
— Они думают, мы поверим в такую дешёвку!? — не унимался Генерал, — За кого они нас принимают?!
— Но ведь всё сходится, — произнёс Охотник, — У этих ребят нет образов, вернее они тщательно скрыты. Возможно у них нет такой совершенной системы защиты, как в Церкви. И ясно, что они знают про Епископа что-то такое, что позволяет им вертеть святошей как заблогорассудится.
— Ты сам то в это веришь? — спросил Глава, на секунду остановившись и посмотрев на охотника.
Тот ответил ему невозмутимым взглядом синих глаз и промолчал. Некоторое время они пялились друг на друга, затем, почти синхронно отвернулись.
— Да..., — произнёс Глава Хазама ничего не значущую фразу, и вновь пошёл измерять комнату, заложив руки за спину.
— С другой стороны, — продолжил Охотник, — Что-то на территорию Церкви всё-же ввезли. Тому есть подтверждение. И наконец — кроме этого у нас нет вообще ничего. Так что, если даже это приманка — делать больше нечего — нужно штурмовать.
— Умник! — выпалил Глава. — Штурмовик, хренов! А ты знаешь какая там охрана?!
— Не знал бы, — спокойно ответил охотник, — Не говорил.
— Ну-ну... — протянул Бродски, — Что-то не нравится мне это всё... Что-то здесь нечисто.
— Не переживай, — утешил его Идо, — лезть под пули всё равно мне. Твои люди только должны обеспечить мне прикрытие. Охранные системы Церкви для меня не проблема. Но если действовать, то немедленно. Сейчас они ожидают этого меньше всего.
— Надеюсь дело того стоит, — пробормотал Бродски, — Очень надеюсь...

Охранные системы Церкви представляли собой логический лабиринт, замыкающийся сам на себя, как лента Мёбиуса. Впрочем для охотника это действительно не было проблемой. Уже сотни раз он ломал подобные лабиринты, и сейчас, ныряя в него он уже видел плохо подогнанные узлы виртуальных связей. Это не было буфером, как таковым, но находилось где то рядом. Чтобы не тревожить охранных ботов, он нырнул глубже, на второй уровень, и только здесь увидел подготовленную ловушку. Если бы он прошёл чуть дальше... Но он никогда такого раньше не видел. Чтобы такая паутина, на втором ... Он быстренько проверил остальные уровни буфера, но ничего не обнаружил. Однако это был тревожный знак. Не исключено, что к этому приложили руку сами Апостолы. Правда теперь, избежав ловушки охотник успокоился, и взломав дверь двинулся дальше. Всё меньше и меньше расстояния отделяло его от подвала, где предположительно содержалось искомое. Сверху слышалась приглушённая стрельба и крики. Это Хазам прикрывал его вторжение. Если всё пройдёт гладко — его даже не заметят. Если...
Последняя дверь открылась и Охотник оказался в огромном зале. Громадное прямоугольное помещение — и бесконечные ряды стеллажей с файлами. Тусклое мерцание ламп дневного света превращало склад в гротескную карикатуру. Охотник шагнул вперёд и насторожился. Каждый шаг отдавался здесь могильным шёпотом. Но видимо сюрпризы кончились. Всё остальное лишь игра его воображения.
Медленно продвигаясь вдоль рядов, охотник изучал корешки файлов. Нет, это не то что он ищет. Всего лишь досье на граждан, верующих и нет, политиков, бизнесменов и прочая информация, сейчас совершенно бесполезная. В других обстоятельствах Идо остался бы, чтобы ознакомиться, но в данный момент только одна вещь занимала всё его внимание — чёрный, блестящий ящик в конце зала, лежащий на обычном деревянном столе. Медленно, шаг за шагом, приближался он к искомому. Неужели это и есть ящик Пандоры, из за которого было столько шума? Охотник не мог поверить в это. Слишком уж всё было просто. Зачем, к примеру Апостолам, если они такие уж крутые, надо было прятать ящик здесь, в Церкви? Он уже сомневался в собственных, недавних выводах. Но до конца додумать ему не дали. За спиной внезапно раздались хлопки в ладоши. Мерные и монотонные, будто хлопающий издевался. От неожиданности Индиго вздрогнул. Никто ещё, никогда не мог подкрастся к нему сзади незаметно. Охотник резко обернулся и увидел аплодирующего ему человека. Человек улыбался. Холодной улыбкой мертвеца. В полумраке зала ярко сверкали белые зубы.
— Поздравляю! — с издёвкой произнёс человек, и охотник тут же узнал этот голос. А спустя мгновение, узнал и самого человека. Это был тот самый Апостол, которого он повстречал в самом начале всей этой истории.
— Не ожидал, право, что кто-то сможет пройти мой лабиринт, — Апостол шутливо поклонился, — Фиолетовый Апостол. К вашим услугам.
Охотник не знал, что на это ответить, поэтому промолчал. А Апостол продолжал распинаться:
— К твоему сведению, Ящика Пандоры здесь нету, — он вновь мерзко улыбнулся, — Всего лишь проекция. На самом деле, я заманил тебя сюда, чтобы спокойно поговорить, без ненужных свидетелей.
— Очень мило. — осклабился охотник. — И о чём же мы будем разговаривать?
— Да всё о том же...- Апостол медленно шёл парралельным курсом вдоль стеллажей, проводя пальцами по корешкам, и иногда пропадая из виду. Охотник повернулся и последовал за ним.
— Всё о том же... — повторил Апостол. — К примеру о Ящике Пандоры...
— Ты же только-что сказал, что всё это блеф. — нахмурившись произнёс Идо.
— Блеф то, что он здесь. — отрезал Апостол. — Но то, что он существует — это правда. Хочешь знать, где он находится?
Охотник внимательно посмотрел на Апостола, пытаясь определить говорит тот правду, или врёт. К несчастью по его лицу понять это было невозможно.
— И где-же? — спросил тогда охотник.
Вместо ответа Апостол протянул руку с пультом и нажал на кнопку. С ящиком ничего не произошло, но местность вокруг разительно изменилась. Их взгляду предстал длинный металлический коридор. Сейф. Но главным было не это, а то, что висело на стене прямо над ящиком. Четырёхлистный клевер. Логотип Хоккайдо.
Фиолетовый Апостол тихо рассмеялся:
— Удивительно тщеславны эти транснациональные корпорации, верно? Но в данном случае, надо признать они обвели вас как котят.
Откуда я знаю, что на сей раз это правда?! — зло отрезал Идо. Надо признаться больше всего он был зол на себя, — И зачем Хоккайдо надо было устраивать этот балаган?!
— Чтобы сбить всех с толку, конечно, — Апостол поднял брови и возвёл глаза к потолку.
— И что же там вообще в этом Ящике?! — охотник уже не сдерживал себя. Охотничий инстинкт проснулся и жаждал действий. Какие бы ни были последствия.
— Так ты не знаешь?! — Апостол расхохотался
— Никто не потрудился объяснить мне! — исподлобъя кинул охотник.
Апостол подошёл к проекции и погладил ящик обоими руками, словно тот был настоящий.
— Власть! — сказал он, — Только и всего.
— Если это так, — с вызовом произнёс охотник, — Что-же Хоккайдо само давным давно не воспользовалось этим ящиком?!
— Потому что не может. — елейным голосом произнёс Апостол, — Дело в том, что открыть этот ящик, могу только я один. — он вдруг засмеялся противным скрежещущим смехом., — Эти кретины даже не знают, что попало к ним в руки!
— Если этот ящик твой, то какого рожна тебе понадобился я?! Если там Власть, как ты говоришь,...
— О... — протянул Фиолетовый, — Власть мне не нужна...
— Трудно поверить. — бросил охотник
— Власть мне не нужна, — повторил Апостол, будто пережёвывая это откровение, — Потому что она у меня уже есть. А вот тебе нужна...
Охотник с подозрением покосился на Апостола. Тот с самым невинным видом вытащил из стеллажей первый попавшийся файл и начал с интересом изучать его содержимое. В воздухе повисло синее окошко просмотра.
— Смотри как интересно, — с восторгом произнёс Апостол, — У них и на меня есть файл! Ну-ка, ну-ка, посмотрим... М-да, не густо. Ну что-ж всё правильно в принципе.
Он захлопнул окошко и уставился на охотника, видимо выжидая, когда тот заговорит. Не дождавшись, он вздохнул, заложил руки за спину и медленно ходя по кругу вокруг проекции начал говорить:
— Ты правильно мне не доверяешь. Абсолютно правильно. Но уверяю тебя, в моих словах нет никакого двойного смысла. Только то, что я сказал и ничего больше. Я действительно предлагаю тебе Власть, и ты её получишь. Естественно, если поможешь мне вытащить Ящик Пандоры из Хоккайдо.
— Но зачем? — удивился охотник, — Если власть тебе уже не нужна, пускай себе лежит. Ты же говоришь, что они всё равно не могут открыть этот Ящик.
— Да, сейчас не могут. — подтвердил Апостол, — Но рано или поздно... И к тому же мне не нужна власть, какой-то одной корпорации. Это чревато. Гораздо выгоднее иметь их, так сказать, в оппозиции, но тем не менее держать под контролем. Они даже не будут знать, кто ими управляет, — он вновь мерзко захихикал. — Но тут нужен толковый администратор. Что скажешь? Представь себе, как трудно управлять подобной структурой, при полной несостоятельности секретной службы, даже обладая, гм... некоторыми способностями! Ты поможешь создать мне целую сеть охотников-ниндзя, для которых не будет ничего невозможного! Ты как-никак лучший из старой школы. И Власть, уже сама придёт к тебе в руки. Надо будет только поманить...
— А потом, в конце-концов ты уберёшь меня, убоявшись конкуренции, — хмыкнул охотник, — Я до сих пор не уверен, что всё это блеф. И у меня нету ни единого доказательства, что всё это правда.
— Сомнения гложут охотника, — нараспев произнёс Апостол, — Но рыбка уже заглотила приманку, не так ли? Я представлю тебе доказательства своей власти.
И он изчез, вместе с проекцией. Может быть в буфер, а пожет быть он тоже был голограммой. Охотник не стал проверять это, а развернулся и зашагал к выходу.

Он редко видел Бродски в таком состоянии. Тот казался просто раздавленным.
— На складе... — начал было охотник, но Глава отмахнулся и Идо замолчал.
— Что-то случилось? — спросил он
Бродски посмотрел на него в упор, но глаза его глядели куда вдаль.
— Совет единогласно отстранил меня от должности. — изрёк наконец он безжизненным голосом.
— Что!? — поразился охотник. — Но ты ведь занимал эту должность почти двадцать лет! Я думал весь совет у тебя в кулаке...
— Двадцать пять, мой мальчик, двадцать пять... Я тоже так думал. Но здесь, как мне кажется замешаны более крупные силы, чем мы с тобой...Не стоило мне тебя слушать, и связываться с этими Апостолами. Я с самого начала подозревал, что это дурно пахнет.
— Как совет обосновал своё решение?
— Дальнейшая профнепригодность, и разбазаривание средств компании на заведомо провальные мероприятия... Меня просто выкинули на пенсию.
— Такие мероприятия как это... — пробормотал Идо себе под нос. Ну и дела. Апостолы быстро работают.
— А ты? — поинтересовался бывший Глава Хазама, а теперь просто усталый старик, — Ты нашёл там что нибудь?
— Совсем не то, что искал. — ответил Индиго.

уровень 3.2
зелёный
Тусклые металлические коридоры с множеством дверей — вот что представляло собой здание Хоккайдо изнутри. Освещённые лишь бледным светом ламп дневного света, работающих на половине напряжения. Шаги охранников гулко раздавались в полутьме коридоров. На первый взгляд можно было подумать, что здание безлюдно, однако охотник знал, что это далеко не так. Люди работали в кабинетах, защищённых двойными звуконепроницаемыми дверями, и имели право выходить из них лишь в определённые часы. Японский менталитет... Невозможность переделать Кибер Город по своем нуждам, корпорация скомпенсировала полной изоляцией своих секторов. Почти все возможные точки входа располагались только вне зданий Хоккайдо.

Проникнуть в здание оказалось не так-то просто. Это нужно было сделать безо всякой поддержки со стороны, чтобы не вызывать ни у кого подозрений. Охранялось оно здорово. Но если перед началом операции охотника грызли сомнения, но теперь он отключил все эмоции и сосредоточился только на своей миссии. Системы защиты не были проблемой, но кроме этого были ещё и люди. И их было много. Многоступенчатая структура подразумевала, что даже замаскировавшись нельзя было обмануть бдительного охранника. Каждый на своём месте, каждый знал весь персонал в лицо. Однако исхитрившись можно было миновать их. Он всё-таки был профессионалом.

На последних подземных уровнях здания стало сложнее всего. Здесь работали охотники. Эти ничего не пропустят. Единственный выход — не соваться в буфер. Сразу заметят возмущение матрицы и сбегутся. Тут уж не отмахаешься. Можно обмануть системы слежения, но не охотника. К счастью Идо прекрасно знал защиту Хоккайдо.
Поэтому приходилось использовать другие методы, медленно, но верно приближаясь к цели. Всегда можно и без всяких новомодных уловок обмануть противника. В конце-концов это были всего лишь охотники. У ниндзюцу есть очень большое преимущество — всегда можно сделать то, чего противник в данный момент ожидает меньше всего.
Так или иначе, он не мог надеятся, что главную свою ценность, они будут охранять столь-же безалаберно. Охотник был уверен, что туда они поставят лучших. И пройти мимо них никак не удастся. Но лучше быть готовым к этому сразу.
Панели на полу весело загорались белым от его шагов. Это не было сигналом — обычная иллюминация. Свет здесь давали только они. Он миновал последний пролёт, и оказался напротив круглой железной двери, огромного размера. Корпорации всегда страдали гигантоманией. Однако открыть её не составит никакого труда. Хоккайдо слишком верит в свои технологии. Охотник осторожно приблизился к двери, ожидая подвоха «какого чёрта её никто не охраняет?...» И в этот момент дверь с глухим лязгом распахнулась сама, будто предлагая войти.
Охотник быстро огляделся по сторонам, однако не увидел даже датчиков движения. Он был готов ко всему, но не к этому. Это определённо какая то ловушка. Но за дверью никого не было. Не было слышно и звука приближающихся шагов, ничего. А в конце коридора за дверью, на постаменте, под четырёхлистным клевером лежал небольшой чёрный ящик. Ящик Пандоры.
Идо размышлял. Если бы знали, что он здесь, давно бы прислали охрану. Возможно это ловушка, он войдёт, и дверь захлопнется, но он не видел ни одного датчика, ни на одном уровне. К тому же эту дверь можно будет открыть и изнутри. Он не раз взламывал подобные двери. Чего же они добиваются. А может просто слишком самоуверенны? Или тут нужен пароль? А может... Чёрт! Он так далеко зашёл! Не время отступать!
И охотник не колеблясь более ни секунды вошёл в коридор.
Проходя мимо блестящих стен, отражающих его шагающий профиль, он слишком поздно понял свою ошибку. «берегись зеркал!» Но отступать уже было нельзя. Поэтому дойдя до конца коридора, он обмотал правой рукой ящик тесёмкой и закинул за спину, одновременно с этим вытаскивая меч. А потом зеркала засверкали «как глупо было обмануться их наружностью!» и оттуда, под аккомпанемент сирены стали выходить охотники. Лучшие охотники сети.

— Кажется ты ещё силнее поглупел, с нашей последней встречи, Индиго! — расхохотался человек, стоящий сзади всех, но возвышающийся над толпой на целую голову. Рю Рокудо, по прозвищу Демон. Тёмная (слишком тёмная кожа для японца), и жёлтые раскосые глаза полностью оправдывали это прозвище. Токугава выгнал его из спецпола, за чрезмерную жестокость.
— Если доберёшся до меня, сквозь эту толпу, я лично сверну тебе шею! — он продолжал глумиться, громкий бас гулко отражался от стен узкого коридора.
Индиго ухмыльнулся. Зловещей ухмылкой человека, которому нечего терять.
— Замётано! — сказал он и пропал в буфере.

В сером тумане под перезвон клинков охотник сразу перестал размышлять, и дал рефлексам делать всё за него. Начать в такой мясорубке думать, значило отключить какую-то часть мозга отвечающую за реакцию. «разум, как чистое зеркало». Но здесь всё было слишком серьёзно. У позиции противника был один недостаток — в узком коридоре, они не могли действовать все вместе и это давало охотнику преимущество. Ныряя и выныривая на разных уровнях пространства, как умел только он один, Идо расправился с несколькими охотниками, и только тогда остальные отступили из коридора, решив выманить его туда, где они могли действовать более свободно. Но не учли того, что противник только этого и ждал. Сметя с дороги ещё одного, преграждавшего ему путь, он в облаках кровавых брызг отступил назад. Ещё один сунулся — и с ним произошло то-же самое. Заняв оборонительную позицию Индиго ждал. Оставшиеся охотники были не столь глупы. Они тоже выжидали. Здесь это означало поединок нервов. Идо мог ждать бесконечно. Однако охотники, которые остались, тоже обладали таким навыком. Всех их Индиго знал по именам. Вон стоит, прижавшись к стене, наготове Крекер (любил ломать позвоночники жертвам). Вон Терьер (вцепится — не отпустит). Остальных Идо не видел, но и так знал, что они стоят там, за углом. Ждут. На полу посреди коридора лежали, освещённые снизу три трупа, медленно окрашивая его в буро-красный цвет, чуть подальше — ещё два. И впереди, прямо посередине — громадная фигура Демона. Живописная картина. Идо никогда не доводилось сталкиваться с ним в бою или в спаринге, но он и без того знал, что сила и мастерство его огромны, как и он сам. Демон занял правильную тактику — стоял и выжидал пока охотника замотают настолько, чтобы он мог без проблем добить его. Ибо, несмотря на своё хвастовство, он тоже знал, что с Идо Индиго шутки плохи. И все-таки, судя по его виду был уверен в успехе. Не учёл только одного — загнанная в угол лиса намного опаснее шавок.
Подходить к коридору никто не спешил, наученный горьким опытом. Но продолжаться бесконечно это конечно не могло.
— Послушай, Индиго! — загрохотал Демон, — Чего нам делить, а? Оставь ящик, и разойдёмся по хорошему!
«Ага», — подумал Идо, — «Щас. Так вы меня и отпустите. А даже если и так — хрен вам, а не ящик. Интересно, знаете ли вы хоть, что это такое?»
Демон уже понял, что проявил слабость, понял также, что теперь то уж точно внутрь никто не полезет и заревел:
— Шакалы!!! Я вам покажу как надо сражаться!
А после, вытащив из-за спины свой огромный двуручный меч, двинулся в сторону коридора. Ещё не доходя, он заревел ещё сильнее и с силой опустил оружие на место, где только что стоял охотник.Его там конечно уже не было, он легко увернулся от выпада, и отскочил назад. Потом, когда отступать было уже некуда, прокатился под мечом и нацелился проткнуть противника меж ребер. Но Демон повернулся, и меч Индиго едва скользнул по нагрудным доспехам Демона, с рельефными чудовищами, которые делали его похожим на языческого бога. Демон не остался в долгу, и поскольку здесь было слишком узко, а противник слишком близко, чтобы добить его мечом, он ударил Идо в лоб локтем, закованным в металл. В глазах охотника заплясали искры, и он тут же был отброшен назад мощным ударом ноги. После этого последовал удар мечом, но слишком легко было угадать, куда он направлен, поскольку ширина коридора не позволяла Демону развернуться, и поэтому бил он сверху. Индиго уже оклемался и выставив меч, двумя руками задержал выпад. Затем он скользнул вперёд, и хотел было зайти к Демону сзади, но недооценил ловкость этой медвежьей туши. Тот удивительно быстро развернувшись, перехватил свой меч в левую руку, а правой схватил Идо за загривок, и выкинул вон из коридора. Прямо под ноги ожидающих его охотников.
Те обрадованно навалились на него, позабыв, что простор даёт преимущества не только им. И двое тут же поплатились за это напоровшись на круговой удар мечом, который получался у Индиго безукоризненно. С рассечёнными грудными клетками они медленно упали на пол, включив квадраты света. Вверх из ран какое то время продолжала хлестать кровь.
Впоследствии охотник не мог вспомнить, что он делал, вспоминались лишь зажигающиеся и угасающие сегменты пола, будто на сатанинской дискотеке, и красные пятна на них. Всё вокруг было размыто в кроваво серебрянную полосу. Это была его пляска смерти и он был ведущим. А затем вдруг резко всё оборвалось, и он увидел, что остался наедине с Демоном, который внезапно неуклюже упал на одно колено и выронил меч из рук. Со всех сторон от него лежали трупы, и свет, излучаемый полом, был уже далеко не белым. На лице Демона плясали красные пятна, а по левой руке стекал вниз кровавый ручеёк. Охотник видел, что он ранен прямо в сердце «Как он до сих пор жив?!» Глухим басом Демон изрёк с ухмылкой:
— Что, Индиго, думаешь победил Демона? — и засмеялся глухим сатанинским смехом. Много раз еще охотник, не страдающий особой впечатлительностью, слышал этот смех по ночам.
Затем Демон поднялся (было видно с каким усилием ему это даётся, лицо искривилось гримасой боли), сделал пару шагов к охотнику, посмотрел ему в глаза и сказал, положив ему на плечи свои лапищи и дыхнув на него изо рта чем-то зловонным:
— Главный твой демон ещё впереди...
А затем глухо выдохнул и упал замертво. Под телом начала медленно расползаться кровавая лужа.

— Принёс? — спросил Апостол сразу-же, как охотник вошёл, — Вижу, что принёс...
Апостол назначил ему встречу здесь, в самом центре города — в Телебашне. Его кабинет был отделан в багрово-чёрных тонах и казался ещё мрачнее из за нарочито тусклого освещения. Правда охотник не мог не признать, что в этом был определённый шарм.
Стоя спиной к Идо он смотрел в большое окно на Город. Город казался с такой высоты чем то нереальным, как сон. Будто глубоководное чудище мигал он своими огнями, заманивая мелких рыбёшек в свою ненасытную пасть. Впечатление усиливали бесконечные потоки воды стекающие вниз по стеклу.
— Знаешь такое изречение? — спросил Апостол, не поворачиваясь, — Пока ты вглядываешься в бездну, бездна вглядывается в тебя. Не поручусь за точность построения фразы, но смысл такой.
Охотник промолчал.
— Удивительное дело, — продолжил Апостол, — Все эти люди чем то заняты, куда то спешат, но ни один из них ни имеет ни малейшего представления о смысле собственного существования...
— А ты имеешь? — сказал Идо скорее утверждая, чем спрашивая.
— Да. — спокойно ответил Апостол, — Во всяком случае о смысле своего существования я знаю.
Но внезапно, будто расхотев развивать эту мысль, он быстро отвернулся от окна и положил руки на стол.
— Итак! — с улыбкой сказал он, — К делу!
Охотник медленно отвязал тесёмку и грохнул грязный ящик на стол.
— Ну что за манеры, — поморщился Апостол, — Вас что там, охотников, ничему не учат?
Но тут же забыл про всё и посмотрел на добычу.
— Смотрю ты даже не пробовал открывать его, — удивлённо сказал он.
— Я сразу понял, что это бесполезно. И даже опасно.
— Ты прав. — Апостол поднял глаза на охотника, — это не обычный запакованный файл. Во первых запаковка двойная, произведённая разным софтом, с применением разных ключей. Но дело даже не в этом. Если даже ты бы взломал защиту и открыл его... Ящик настроен на определённый Образ и только при полном соответствии всё работает правильно. А если Образ не соответствует...Обычно он уничтожается. Сжигается полностью. А затем ящик вновь закрывается.
— Я так и думал, — ответил Идо.
— Правда? — удивился Апостол, — Присаживайся, — он протянул руку, будто спохватившись, — Вина, брэнди? Может быть водки?
Из соседней двери выбежал мальчик лет десяти с подносом и встал ожидая указаний.
— Спасибо, — сказал Идо, — Воздержусь.
— Как желаешь, друг мой, как желаешь, — протянул Апостол, — А я с твоего позволения выпью вина.
Мальчик сорвался и побежал выполнять указание. Апостол уселся с глубокое кресло, и положив ногу на ногу уставился на охотника. Охотник молча смотрел на него в ответ.
— Всё ещё опасаешься подвоха? — поинтересовался он, — Я же пообещал, что дам тебе власть. А я держу своё слово. Но Ящик Пандоры тебе не по зубам. Силы находящиеся там, сожгут твой мозг дотла. Послушайся меня, и не лезь больше в это дело. Теперь оно касается только меня и этого Ящика. Мне нужен живой администратор, а не мёртвый осёл.
— Ясно. — сказал охотник, — Не хочешь, чтобы твоей властью пользовался кто то ещё? Или-же там есть что-то такое, о чём ты не хочешь рассказывать?
— Идиот! — Апостол вскочил, и грохнул обе руки на стол, — Хочешь открыть Ящик Пандоры? Валяй! Открывай!
Он быстрым движением вскрыл железный ящик, и вытащив из него небольшой чёрный кейс кинул его перед охотником. Железный ящик он с раздражением сбросил на пол.
— Ну?! — проревел он, — Чего же ты ждёшь?!
Идо стоял перед кейсом и смотрел на него. Кейс, представляющий из себя Ящик Пандоры был невзрачный, во многих местах поцарапанный и видал виды. По замкам было видно, что кто то уже пытался открыть его, и не добился успеха. С правой стороны замок был оплавлен, будто туда плеснули кислотой. Ничего сверхестественного в этом чемоданчике не было. Обычный кейс для бумаг. И всё таки это был Ящик Пандоры. Искушение было велико. Слишком велико. Но...
— Я так и думал. — Апостол откинулся на спинку кресла и принял бокал вина из рук мальчика-слуги, — А теперь слушай. Ты будешь моими глазами и ушами в Кибер Городе. Я просто не могу держать всё под собственным контролем. Но не обольщайся. Провести меня ты всё равно не сумеешь. Позже поймёшь почему. Мне нужна разветвлённая шпионская сеть, и если мне понадобится вдруг, чтобы определённый человек умер не успев выйти из сети, это должно быть сделано моментально. Слишком много людей уже суют свой нос куда не надо. Тебе предстоит грандиозная чистка. Но это ещё не всё. Ты должен будешь объеденить всю, абсолютно всю Власть в наших руках. При этом никто не должен будет знать, откуда именно исходят приказы. Ты меня понял?
— Да. — ответил охотник, — Понял.
— Не-ет, — протянул Апостол, — Ты меня не понял. Ты просто ещё не знаешь что такое власть. Но сейчас узнаешь.
Он встал и приблизился к Идо вплотную. Его чёрные глаза были прямо перед глазами охотника.
— Смотри! — сказал Фиолетовый Апостол.
И из этих глаз к нему в мозг хлынула информация. Множество бессмысленных обрывков цифровой ткани (пока бессмысленных) крутились в голове мелькали перед глазами и закручивались в причудливые фигуры. С быстротой молнии проносились мимо него образы, цифры и даты. Голова уже готова была лопнуть, от переполнившей её информации и тут внезапно всё закончилось. Охотник пошатнулся, и с резким выдохом облокотился на стол, чтобы не упасть.
— Видишь? — сказал Апостол обходя стол и садясь в кресло, — А ведь я передал тебе лишь малую долю своей Власти... Неужели ты думаешь, что твоя голова выдержала бы то, что скрывает в себе Ящик Пандоры?
Идо потряс головой, приводя её в порядок. Казалось бы всё осталось по прежнему... Нет, что-то изменилось. Он огляделся вокруг и взгляд его потянуло к окну. И тогда он увидел, что именно.
Город выглядел прежним, но ощущения были другие. Казалось какая-то дьявольская рука наполнила головы его жителей мыслями о измене, предательстве и страхе. Люди думали о деньгах и крови. Он просто чуствовал эти мысли. Практически ощущал кожей. Все самые грязные пороки Города выползли из его чрева и витали в воздухе. Он уже видел, как обратить всё это себе на пользу. Он видел послания, передаваемые корпорациями, и видел агентов, которые их доставляли. Не видел — чуствовал. Всё, что было связано с Властью или Деньгами притягивало его взгляд как магнит. Ни одной грязной тайны не существовало теперь для него в этом Городе. Охотник улыбнулся.
— Теперь ты понимаешь. — сказал Апостол.

уровень 4.0
власть
**********************************

Однако создать необходимую организацию, оказалось вовсе не так-то просто. На это потребовались долгие месяцы непрерывного труда и у охотника даже не было сил на что-то другое. Он практически жил в Кибер Городе. Но Власть увлекла его, он чуствовал её, он упивался созданием структуры, не имеющей аналогов нигде на свете. Кибер Город был огромен, он вобрал в себя все нации и религии, людей со всего света. Как огромный спрут лежал он на поверхности матрицы, и везде в нём Идо раскинул свои сети. Он практически создавал новое государство. Но ни на секунду при этом не прекращал думать о Ящике Пандоры.

— Я в тебе не ошибся, — сказал Апостол с воодушевлением, — Голова у тебя варит, что надо! Теперь экономика некоторых отсталых, и не очень стран целиком держится на нашем Городе! Очень хорошо!
— Он встал и схватив с подноса, который был заблоговременно приготовлен мальчиком-слугой два бокала с вином:
— За это надо выпить! — произнёс он торжественно, — Пьём до дна!
Идо взял у него бокал и без интереса пригубил. Апостол не обращал на него ровно никакого внимания. Отвернувшись к окну он размахивал руками:
— Ты видишь?! — кричал он, — Весь этот Город наш! Скоро он затянет всю планету в свои сети!!!
Идо не чуствовал воодушевления. Ему представилось, что вся планета стала похожа на Город, что на синем небе вдруг выступили чёрные тучи и из них пошел дождь, холодный и мокрый. Его передёрнуло.
Что-то было не так во всей этой истории. Охотник (он всё ещё продолжал называть себя так) чуствовал это всеми фибрами. На первый взгляд всё сходилось, и всё таки что-то было не так. Он по прежнему не видел всей картины спектра, а как охотник, он привык доводить всё до конца. Казалось бы желать ему больше нечего, но вся эта история была шита белыми нитками, и охотник знал, что его попросту купили. Но что-же такое скрывалось за всем этим? Что-же так не даёт ему покоя? Казалось весь Город в его власти, однако были места, куда его власть не распростронялась. Он попросту не знал, что там творится. Охотник наконец понял, почему в последнее время потерял сон и аппетит. Ни разу за прошедшее с того дня время, он не переставал думать о Ящике Пандоры. Ведь то что ему подсунули вместо него, было просто дешёвкой! Он вдруг понял, что передел власти его больше ни капли не волнует. Но если он не разберётся до конца в этой истории, он так и не сможет спокойно спать. Что-то стояло за всем этим. Что-то очень большое.
«Завтра» — решил он. Завтра он всё узнает.

Шаман с охотником сидели друг напротив друга в прокуренной каморке. Здесь всё было как обычно, но на этот раз кудесник решил не мучать его запрещёнными препаратами, а просто сидел и потягивал свою трубку.
— Ты не заморочишь на этот раз мне голову своими сказками! — резко сказал охотник, — Ты ведь знал всё с самого начала!
Шаман в притворном удивлении поднял брови:
— Я говорил, но ты меня не слушал, — сказал он, — а если и слушал, то ничего не понял.
— Хватит юлить, старый лис! — Идо вскочил на ноги, — Я могу вышвырнуть твою шайку из Сети, и навсегда запретить им сюда доступ!
— О, да. — согласился Шаман, попыхивая трубкой, — Это ты теперь можешь. Чего же тебе ещё надо? У тебя есть власть, и деньги. Зачем тебе старый лис?
— Мне нужен ответ! — закричал Идо.
— Но ты даже не задал вопроса. — ответил Гуру.
Охотник обессиленно опустился на пол:
— Где ящик Пандоры, и что это такое? — спросил он, — Он ведь существует на самом деле?
— Да, — просто ответил Шаман, — Существует. Но найти его ты должен сам.
— Извини, я вспылил, — сказал охотник, — Но дай мне хотя бы подсказку. Я ведь даже не знаю где искать!
Шаман пристально посмотрел на охотника, будто проверяя такой-ли он дурак на самом деле, каким притворяется.
— Все ответы внутри тебя, — вынув трубку изо рта изрёк он, — Если ты вспомнишь прошлый наш разговор, то убедишься, что подсказок у тебя достаточно.
И Гуру откинулся на подушки, показывая тем самым, что разговор окончен.

«Старый дурак опять ничего толком не сказал! И давить на него бесполезно. Чёрт! Что же он там говорил в прошлый раз?... Что-то такое, про сверхновые, информацию... Нет, всё не то! А! «Именно этим ты для них и интересен», сказал он. Но для кого, для них? Я видел всего лишь одного Апостола. Возможно их намного больше, целая организация. Но что им надо? Возможно я уже выполнил всё, что мне полагалось. Но что насчёт, «ты всего лишь тень, мечтающая стать человеком»? Что там ещё? Он спросил меня: «кто это?», про картинку на стене. Телебашня! Может этот диктор — один из Апостолов? Но это всего лишь программа!»

У охотника заболела голова. Он вспомнил, что ни разу не был в самой Телебашне. Он не знает, что там происходит и верит Апостолу на слово. Он никогда не был там в буфере. Он попросту забыл про это. Пора туда наведаться.

Однако, приблизившись к Башне он увидел вокруг неё тройное оцепление самураев Токугавы. Полицейские мигалки освещали улицу вокруг красно синим цветом, бросая отблески на мокрые лица стоящих полицейских.
— Что это значит? — спросил он озадаченно. Он слишком растерялся, чтобы злится.
— Извини, призрак ниндзя. — послышался бас Токугавы, и вслед за этим появился он сам. Вылез, знаит, из своей норы и лично возглавил оцепление. Что-же это?
— Никто не пройдёт здесь. — продолжил Токугава, — Я получил указания и собираюсь им следовать.
Токугава получил указания?! Итак ронин стал самураем. Но кому он служит?! Впрочем понятно кому. Но почему?
Словно отвечая на незаданный вопрос, новоявленный самурай пробасил:
— Не могу тебе больше ничего сказать. Только одно — ты не пройдёшь здесь. Это я тебе обещаю.
Охотник, однако, понял это и сам. Самураев Токугавы он ещё мог обмануть, но не самого Токугаву. Кричать, что ему принадлежит весь Город не имело смысла. Но что-же надо было сделать, чтобы Токугава следовал указаниям?!

Охотник не говоря ни слова развернулся и зашагал в обратную сторону.

уровень 4.1
оранжевый
«Поллитра» горела. В дымном смраде охотник разглядел тёмную фигуру, склонившуюся над чем-то, и не раздумывая кинулся туда. Это был Фиолетовый Апостол. Он посмотрел на охотника безумными глазами и расхохотавшись опустил меч за стойку. Оттуда вместе с диким криком брызнула кровь, окрасив всё красным. Апостол ухмыльнулся и свернулся куда то в буфер, оставив человека.
— Хвала небесам, моё сердце справа, — Хванг закашлялся кровью.
— Что-то странное творится в городе, — Идо ещё не видел Хванга таким потерянным. Это было понятно, китаец не любил терять информацию, а сейчас она утекала у него сквозь пальцы, вместе с жизнью — И даже я не понимаю, что именно!
Охотник сидел на коленях, потерянно выслушивая откровения Хванга. Последняя ниточка оборвалась. Больше информацию нигде нельзя было добыть. Если не знает Хванг, то никто не знает.
— Послушай, — почти жалобно протянул Хванг, — Помнишь? Услуга за услугу? Ты теперь большая шишка, много знаешь... Поделись информацией, будь другом!
Даже сейчас китаец думал только об информации. В другой раз охотник отделался какой-нибудь шуткой, но сейчас он был не в настроении шутить. Ящик Пандоры занимал все его мысли. И Хванга было жалко. Ему осталось недолго.
— Я тебе всё расскажу, — сказал он, — Всё. Только сначала вытащу тебя отсюда.

****

— Вот значит как... Я так и думал... — протянул Хванг слабым голосом, и из последних сил схватил Идо за рукав. — Послушай меня! Токугаву не купили, и не по доброй воле он всё это делает! Его шантажируют! И догадайся кто?!
— Догадываюсь... — злобно проворчал охотник.
— Если бы моё сердце было слева, то ты бы уже ничего не узнал! Ты был нужен ему, он тебя купил, но как только ты начал докапываться до истины, он начал убирать следы. Возможно ты его вообще больше не увидишь!
— Но он прокололся... — сказал охотник, — И на старуху найдётся проруха. Не верю я в его всемогущество. Если бы это было так, стал бы он мараться! А если я его убью, Токугава с лёгким сердцем пропустит меня в Башню! Не знаю, что он там натворил, и знать не хочу!
Хванг улыбнулся. Было видно, что даже это даётся ему с трудом. Жизнь уходила из китайца. Утекала сквозь пальцы, вместе со всей его информацией.
— Но почему же Апостолы? — спросил Идо, — Где остальные?!
— Я один из Апостолов...- прохрипел Хванг, — Раньше нас было трое... А теперь нет... одного он...
Охотник изумлённо посмотрел на китайца:
— Но ты человек?
— Такой же как и ты... А остальные... Послушай, Индиго! Ты должен придти к туда! Открой Ящик Пандоры...
— Но как?
— Иди в Башню... — силы Хванга были уже на исходе. — Он хотел... и боялся... одновременно...
— Чего? Чего он боялся? — охотник встряхнул китайца.
— Что ты откроешь Ящик Пандоры...
— Но я не могу... — начал Идо и осёкся.
— Можешь. — твёрдо сказал Хванг. — Это он не мог его открыть...
Так вот в чём дело! Вот зачем вся эта канитель! Он хотел, очень хотел Ящик Пандоры, но не мог его открыть, и в то же время боялся, что если его открою я, то узнаю что то такое, чего мне знать нельзя...Я должен открыть этот проклятый Ящик!
— Послушай, Хванг, — произнёс охотник после секундного молчания, — Давно хотел тебя спросить... Кто ты на самом деле? Там, в реальности?
— Русский... — прохрипел Хванг, — Сергей Помнящий...
Охотник расхохотался, хотя глаза его жгло, то ли от дыма, то ли ещё от чего. Отменный прикол отмочил Хванг напоследок.
Хванг тоже улыбнулся, в последний раз, и умер. Так и умер, с улыбкой на лице. Идо закрыл ему глаза, поднялся, и пошёл прочь. Бара Хванга больше не существовало. Как и самого Бармена.

уровень 4.2
синий
Потерянно стоя посреди мостовой охотник смотрел вверх, и капли дождя стекали по его лицу, будто слёзы. Такого ливня охотник ещё не видел, будто бы развёрзлись хляби небесные, и Город оплакивал ушедшего Апостола. Громада Телебашни над головой подавляла. Охотник знал, что где-то там, наверху он найдёт ответ. Но совершенно очевидно, что Токугава не пустит его туда. Нечего и надеяться преодолеть тройной кордон охотников во главе с Самим. Легче было просто перерезать себе горло. В голове не было ни одной дельной мысли, а в горле саднило от дыма, которого он наглотался в пожаре. Он совершенно не знал, что ему делать. Повернуться спиной и сделать вид, что ничего не происходит было уже нельзя. Слишком поздно. На главной улице, обычно столь многолюдной не было ни души, только дождь бил по сырому асфальту, несясь ручьями по водостокам. В тот самый момент охотник возненавидел этот грязный, мокрый, бесполезный Город. Город, который по всем правам был его, но ему не принадлежал. Город, который насмехался над его жалкими попытками завладеть Им. Или хотя бы понять.
Внезапно услышав чьё-то приближение, охотник резко развернулся, и вытащил меч. За его спиной стоял проповедник.
— А, Амос...- расслабился Идо. Странно, что он запомнил это имя. Оно не было связано ни с властью ни с деньгами, — Что скажешь на этот раз? Может ты тоже Апостол?
— Нет. — ответил проповедник, — Я не Апостол. Пойдём со мной.
Он развернулся и неторопливо зашагал прочь. Охотнику ничего не оставалось, как последовать за ним.
Молча шли они мимо домов, магазинов, и автостоянок, насквозь промокших от дождя, который никогда не кончался. Залитые огнями рекламы, но безжизненные призраки машин провожали их глазницами фар. Они шли недолго, но охотнику это путешествие показалось бесконечным. По дороге он думал, к чему он шёл, и чего добился. К чему он шёл? Да ни к чему. Убивал людей за деньги, вот и всё. Пришёл он к тому, что стал убивать людей в ещё больших количествах, став во главе Корпораций. Сначала ему нравилась эта игра. А теперь? Он вдруг ощутил, что уже не ощущает от этого никакого удовольствия. Ему нужен был ответ.

— Куда мы идём? — спросил он наконец.
— В Башню. — ответил Амос
Индиго нервно рассмеялся:
— Ты в курсе, что там стоит вся армия Токугавы?
— Они не знают путей. Следуй за мной.
И с этими словами проповедник скрылся в буфере обмена.

На Шестом уровне всё не так, как на остальных. Охотники вообще предпочитали не соваться туда. Перед глазами мутный серый кисель, и двигаешься в нём медленно-медленно. Так медленно, что начинает мутить, и вскоре тебя выворачивает прямо в ноль. Нечего даже и думать лезть на седьмой. Всех кто пытался выкидывало оттуда вперёд ногами. Некоторых откачивали, а некоторых нет. Но в этот раз всё было по другому. Проповедник шёл по невидимым тропам, мимо мутных теней полицейских машин. Он видел пути, виртуальные следы, по которым он мог идти беспрепятственно, легко и свободно. Он прошёл мимо белых столбов, в которые здесь превратились самураи Токугавы, и которые не в состоянии были даже заметить его. Вот сам Токугава другое дело. Шестой уровень превратил его в мощный чёрный столб, неестественно размытый, словно смерч, со сверкающим белым мечом. Он что-то почуствовал, но не мог понять что, и поэтому двигался неестественно медленно, как в замедленном кино. Они прошли сквозь полицейских, будто призраки и наконец то вошли в Башню.

Всё же пребывание на шестом уровне здорово его утомило, и он рад был вернуться в ноль. В холле было прохладно, из кадок выглядывали карликовые пальмы. Амос стоял, прислонившись к стене и молчал. Охотник до сих пор гадал, что же всё это могло значить. Ему надоели бесконечные вопросы без ответов.
— Что теперь? — спросил он.
— У тебя сейчас будет отличный провожатый, — ответил проповедник, и показал рукой за спину охотнику. Тот обернулся, и к своему удивлению увидел стоящего перед ним мальчика. Того самого мальчика-слугу, которого он видел здесь довольно часто. Мальчик посмотрел на него серьёзными карими глазами и сказал:
— Я служу Синему.
И как будто это всё объясняло, развернулся и пошёл к лифту. Охотник удивлённо посмотрел на Амоса, но того уже не было.
«Сумашедший дом» — подумал охотник и поспешил за мальчиком.

Он не запомнил по каким укромным переходам буфера обмена мальчик водил его. Знал только одно — без него обратно он дорогу не найдёт. Он и не пытался запомнить, а просто шёл и слушал, что мальчик говорил ему.
— Фиолетовый запер Синего в витке. Он даже не может оттуда ни с кем связаться. Фиолетовый бес не знает, что я предан Синему. Он не видит добра. Только зло. Таким он был создан.
— Создан? — удивился Идо. — Кем?
— Городом, конечно, — в свою очередь удивился мальчик. — Но я знал, что рано или поздно я найду способ спасти моего хозяина. Я сразу узнал тебя. Ты тот, о котором говорил нам Он.
— Он? — охотник ничего не понимал, — Кто Город?
— Нет, — мальчик покачал головой, — Не Город. Создатель.
— Создатель Города? Ты говоришь о... Но как ты можешь его помнить? Ты же ребёнок!
— Я говорил с Ним много раз после Его смерти.
У охотника на языке вертелся очередной глупый вопрос, но он прикусил язык, потому что они вошли в большой зал.
— Здесь Фиолетовый держит моего хозяина, — сказал мальчик. — Он думал я не знаю дорогу сюда. Мой хозяин всё тебе расскажет.
Посреди комнаты внезапно началось какое-то шевеление, будто из атомов воздуха пыталось возникнуть нечто. Затем воздух замерцал, и перед охотником появилось большое лицо. То самое лицо с картинки в комнате Гуру

— Идо! — сказало оно, буравя его синими глазами насквозь, — Слушай меня! Я Синий Апостол. Всё зашло слишком далеко. Баланс был нарушен, поскольку Фиолетовый Апостол возжелал власти, и предпочёл Хаос Балансу. Именно поэтому тебе так долго морочили голову. Оранжевого Апостола убили. Он был человеком. Не в силах уничтожить мою Структуру, Фиолетовый запер меня в виртуальном витке, превратив в то, что ты видишь. К счастью мне помогли, — Апостол посмотрел на мальчика, — Но слишком поздно. Я...
— Погоди! — закричал охотник, — Но кто вы такие?! Зачем вы?!
— Трое Апостолов были изначально включены в Структуру Города, чтобы поддерживать Баланс. Триединство Мира. К несчастью фиолетовый Апостол пал жертвой вируса, который должен был контролировать, но который заразил его самого. Название этому вирусу — жажда. Жажда власти, денег, всего чего угодно. И крови в том числе. Он забыл про Баланс, его устраивает нынешнее положение вещей, и он уже не ведает, что творит. Но он помнит про главную задачу, ибо знает возможный исход. Поэтому он сбил тебя с пути, совратив Властью. Но ты искал большего. Теперь он не пускает тебя к Ящику Пандоры. Он хотел власти над Структурой, но боялся. Он помнит предсказание, и знает, что любое будущее можно изменить. Он по прежнему умён, но он обезумел. Ты должен убить его.
— Это возможно? — спросил Идо. От обилия информации у него закружилась голова.
— Возможно всё, — Лицо усмехнулось, — Но для этого тебе не потребуется меч. Ты должен проникнуть в саму Структуру и изменить её.
У охотника пересохло во рту:
— Как это сделать? — спросил он.
— Ты помнишь, что ты увидел, когда открыл Власть?
— Да... — прохрипел охотник.
— После этого, ты смог контролировать определённую информацию. Это часть Власти, которую Фиолетовый передал тебе. Теперь, после смерти Оранжевого, он может контролировать всю информацию, на матричном уровне, ибо ему больше никто не мешает. Но он по прежнему не может изменять Структуру. Он может лишь видеть её и контролировать, но создать что-то из ничего он не способен. Так же как превратить что-то в ничто.
— А ты можешь? — затаив дыхание спросил Идо.
— Нет. — ответил Апостол, — Я всего лишь тку пути. Это может только Создатель. Ты должен открыть Ящик Пандоры! Когда ты убъёшь Фиолетового, я отведу тебя к Нему. Но до этого не могу. Сковывающий меня лабиринт неразрывно связан с матрицей Образа Фиолетового. Но кое-что я могу тебе дать сейчас. Открой мне свой разум.
Охотник в изумлении взглянул на лицо, которое вдруг развернулось до пределов Мира и заполнило собой всё вокруг. Он двигался в потоке атомов, которые превращались во Вселенные и угасали с такой скоростью, что нельзя было уследить, но видел перед собой только это лицо. Поток информации захлестнул его и вывернул наизнанку, и лишь когда он очнулся, он увидел себя сидящим на холодном полу. Вокруг никого не было.
Правда теперь Идо видел пути.

Он поднялся с пола и направился на смотровую площадку Телебашни. Именно там находился сейчас Фиолетовый Апостол. Вместе с Ящиком Пандоры. Когда он поднимался по лестнице, кто-то дёрнул его сзади за рукав. Мальчик. Охотник уже привык к его способности возникать незаметно.
— Если даже ты не сможешь открыть Ящик пандоры до битвы с Фиолетовым — всё равно попробуй изменить Структуру. Я знаю — у тебя получится!
— Откуда ты знаешь? — улыбнулся Идо.
— Он мне сказал.

— Пришёл, значит! Как же ты прошёл оцепление? А впрочем неважно... — Фиолетовый стоял к нему спиной, но голос его был слышен даже сквозь шум ветра. Ящик Пандоры висел у него за спиной, как парашют. Он обернулся. — Не понимаю на что ты надеешься?! Тебе не удастся убить меня! А даже если и удастся — Баланс уже нарушен! — он расхохотался, — Или ты думаешь, что убив меня, ты что нибудь изменишь!?
Охотник не слушал его, а предпочитал смотреть. В данный момент тело противника чуть заметно изогнулось, готовысь к выпаду. Однако сам момент выпада охотник проморгал, настолько он был быстрым. На правом плече, под плащом потеплело от крови. Апостол расхохотался!
— Ты всё ещё не понял?! Я отражение всего самого мерзкого, что есть в этом городе! А этот Город мерзок сам по себе! Я могу убить тебя в любую минуту, и Он никак не сможет помешать мне! ОН весь зависел от нас! Но теперь остался только я один!
— Посмотри на себя, — сказал охотник. — Ты безумен.
— Безумен, говоришь? — Фиолетовый мерзко улыбнулся, — Я всего лишь даю людям то, чего им всегда хотелось! Хлеба и зрелищ! А взамен требую только одно. Власть! Безграничную и всепоглощающую! Не власть ради выгод, или привилегий, а власть ради Власти!
— Человек должен сам решать, зачем он пришёл в этот мир, — сказал охотник, не отрывая взгляда от Апостола, и боясь пропустить ещё один выпад, скорее всего смертельный.
— Человек это безмозглая скотина, которая сама не знает чего хочет! И по моему этот твой человек уже выбрал! Сам выбрал мир, в котором существует! Посмотри вокруг. Ты хочешь сказать, что это я виноват, в том что происходит вокруг?! Это происходило задолго до появления Города, задолго до твоего рождения, или моего! Я лишь хочу дать человеку то, что он хотел!
— И тем самым не оставляешь ему выбора.
— А что ты хотел?! — Апостол разошёлся, с губ брызгала пена, — Человечеству был дан выбор с рождения! Оно выбрало войну, и атомную бомбу! Им предложили Бога — они выбрали деньги! Я — их Бог!!!
В этот момент охотник мгновенно нырнул на Шестой уровень.
— Что?! — Фиолетовый тут же появился перед ним, — Хотел спрятаться?!
Но движения подвели его. Он не видел Путей.

Для Фиолетового Шестой уровень представлял собой тот же кисель, только он, двигаясь со своей бешеной скоростью мог почти не замечать его. Почти. Но охотнику приходилось туго. «для этого тебе не потребуется меч». Это как сказать. Всё ближе и ближе теснил его противник к краю. «изменить структуру». Легче сказать, чем сделать, особенно, когда производная неизвестна. Он уже балансировал на самом краю, с трудом отбивая удары, наносимые волнистым мечом Фиолетового. Что же такое эта...
Внезапно он увидел то, что до этого не замечал, а может не мог видеть. От Апостола уходил в бесконечность поток информации. Только один поток он увидел, но этого было достаточно. Раскрыв свой разум, и даже не задумавшись над этим он потянулся к потоку, и поплыл по нему. Поток не мог быть бесконечным, ибо где-то он начался. Перед глазами проносились сцены из недавнего прошлого, а он всё дальше и дальше уплывал по потоку. С удивлением посмотрев на сцену встречи с самим собой, он понял. Ему нужно добраться до узла, где всё началось. Поток вокруг слился в размытую полосу, ускоряясь всё быстрее и быстрее. И внезапно всё остановилось.
— Так вот как ты был создан, — ухмыльнулся Идо. Нужно лишь исправить одну маленькую деталь...

Фиолетовый Апостол слишком поздно понял, что происходит, а если бы и понял раньше, всё равно не успел бы ничего сделать. Всё действие заняло у Идо доли секунды. Но он не торопился. Он хотел увидеть, что произойдёт. Находясь одновременно в двух частях пространства, он ждал, пока до Фиолетового дойдёт. Не смог отказать себе в этом маленьком удовольствии. И дождался. В тёмных глазах Апостола забрезжило понимание. И ярость.
— Синяя сука! — зло сплюнул Фиолетовый, а затем охотник щёлкнул пальцами, и Апостола не стало. Словно никогда и не было. По возмущённой Структуре прошла фиолетовая рябь.

Выдравшись из буфера, охотник наконец позволил себе потерять сознание. Изменение Структуры отняло все его силы.

Медленно, медленно плыл он куда то. Издалека его звал голос, но очень тихо. Тогда он поплыл в направлении голоса, чтобы расслышать лучше. Постепенно он начал различать слова.
...Идо...- звал голос, — ...просыпайся...
«Просыпаться? Но разве он спит?» Но голос не унимался, и постепенно он начал чуствовать, что лежит на спине, а сверху его молотят крупные капли дождя. И тогда он открыл глаза. Над ним стоял мальчик. А рядом с ним Синий Апостол.
— Поздравляю. — сказал он (или это всё же была она?) с улыбкой. — Теперь я на свободе, а ты можешь открыть Ящик Пандоры.
Охотник издал нечленораздельный хрип и приподнялся на локте.
— Теперь во мне больше нет нужды, — продолжил Синий Апостол, — Открыв Ящик Пандоры, ты сам поймёшь, что делать. Но сначала..., мне нужно восстановить Баланс!
Красивое лицо Синего Апостола подёрнулось печалью, взгляд упал на мальчика, а затем глаза его закатились, словно ища что-то на небе, и уже безжизненное тело опустилось на пол. Тихо и печально. Мальчик беззвучно заплакал.

Ящик Пандоры лежал на том самом месте, где когда-то существовал Фиолетовый Апостол. Теперь Апостола не стало, а кейс остался. Он одиноко лежал на обдуваемой ветром площадке и капли дождя громко стучали по его металической обшивке. Охотник медленно подошел и опустился перед ним на колени. После всего, что он прошёл, чтобы открыть этот невзрачный кейс, почему-то названный Ящиком Пандоры, он даже боялся протянуть к нему руки. Но загадка Ящика манила его. Мальчик подошёл сзади и положил ему руку на плечо. Охотник глубоко вздохнул... и нажал на кнопки.
Ничего не произошло. Теперь то он вспомнил, что нужны какие-то пароли и с трудом заставил себя собраться. Пароли... Тут мальчик наклонился и шепнул ему на ухо вереницу совершенно неудобоваримых слов и цифр. Охотник абсолютно на автомате набрал их... и после ввода последнего символа Ящик Пандоры распахнулся.
В ящике лежал файл. Обычный запакованный файл, причём запакованный с ошибкой, ибо когда охотник поспешил открыть его, на поверхности файла высветилось красное «error».
Внезапно мальчик шагнул вперед и выхватил файл у Идо из рук. В тот самый момоент глаза его засветились синим светом и начали конвульсивно дёргаться, считывая информацию. По файлу медленно поползла зелёная полоска извлечения. Охотник удивлённо смотрел на всё это. Мальчик играл какую-то странную роль во всей этой истории. И похоже он скоро узнает — какую.

Наконец файл закончил извлекаться и с негромким хлопком самоуничтожился. Несколько секунд мальчик стоял с закрытыми глазами, будто переваривая только что полученную им информацию, затем открыл глаза, посмотрел на охотника и улыбнулся.
— Здравствуй, Идо. Вот мы и встретились. Ты наверное хочешь узнать, что всё это значит? — сказал он тем-же голосом, но интонация неуловимо изменилась.
Охотник прочистил горло:
— Не помешает. — сказал он хрипло.
— Что-ж, слушай. — начал мальчик. — Начнём с того, что сейчас ты разговариваешь с Арико Тохицико.
Что-то в этом духе охотник и подозревал долгое время, однако всё равно не смог скрыть своего удивления.
— Итак, — продолжал мальчик, улыбаясь, — История эта началась с того, что я создал Кибер Город, — он наклонил голову, — Как ты наверное знаешь.
Охотнику ничего не оставалось, как глупо кивнуть.
— Я создал его не для того, для чего его сейчас используют. Не спрашивай меня сейчас для чего, ибо это пока неважно. Важно то, что я не успел закончить его. Когда я переписывал свой Образ в Город, я как-раз собирался завершить начатое. Но мне помешали. Обуянный гордыней слепца, я не видел, что происходило прямо у меня перед носом. И никак не мог предположить, что Фиолетовый Апостол может восстать, против своего создателя. В буквальном смысле, конечно его создал не я, а Город, но ведь сам то Город — моё творение.
Он замолчал на секунду собираясь с мыслями. Идо первёл дух.
— На самом деле, я не гений, и не Господь Бог, как свойственно сейчас считать некоторым впечатлительным личностям. Я ведь тоже, — он усмехнулся, — Выполнял своего рода программу. Программу, которая была заложена в меня Мирозданием. Впрочем, ты и сам поймёшь это позже...
Итак, при переносе Образа, я попался в ловушку. Хотя я и понял это слишком поздно, я мог ещё кое-что исправить. Я изменил поток записи, и создал подходящее тело. Таким образом мой Образ был разделён на составляющие, обе части которых не были единым целым, следовательно не могли действовать отдельно друг от друга. Ты же прекрасно знаешь эту систему, охотник, и понимаешь, что одна из двух частей запакованого файла, сама по себе ничего не значит. Нужна вторая часть, чтобы программа (в данном случае мой Образ) начала функционировать.
В голове охотника начало проясняться. Спектр начал проявляться.
— Фиолетовый Апостол не заметил этого, — продолжал мальчик-Тохицико, — И безуспешно бился над проблемой открытия Образа. Он многое узнал. Кроме самого главного — ответ всегда был у него под носом. Мальчик не был мной, в прямом смысле этого слова, он просто носил в своей голове кусок моего Образа. Тело его не старело, поскольку настоящего меня, в том мире уже не существовало. Поскольку Фиолетовый не мог понять, что не так у мальчика с Образом, он решил, что это всего лишь программа. И без зазрения совести отнял его у Синего Апостола, когда расправился с тем.
— А Синий... — прохрипел Идо, — Он знал правду?
— Он узнал слишком поздно. Мальчик ведь не обладал моим сознанием, и был вынужден создать своё, на основе моего Образа. Именно поэтому никто не заподозрил его. Его собственный Образ отличался от моего.
— Образ который никогда не был в сети... — охотник думал вслух, — Хванг ничего не знал о мальчике... Почему?
— Мальчик никогда не был за пределами сети, поэтому-то мой Оранжевый Апостол его и не увидел. Он допустил только одну ошибку. Образ этот не был никогда в том мире. Однако мальчик не врал, когда сказал тебе, что много раз говорил со мной. Моя часть сознания много раз подсказывала ему, что делать. Фиолетовый, отчаявшись открыть файл спрятал его и забыл. Но потом вдруг он встретил тебя.
— Меня? — удивился охотник, — А что со мной?
— Ещё Город говорил, что придёт человек с Образом, который умер, и закончит его дело. Фиолетовый не понял сначала эту фразу. Но потом он разобрался и в этом. Дело в том, что наши Образы почти идентичны. Идентичны настолько, чтобы мой Образ наложился на твой, и не причинил ему никакого вреда. Именно поэтому ты смог изменить Структуру, помнишь? — он тихонько засмеялся, — Будь кто-нибудь другой на твоём месте, он просто сжёг бы себе мозги. Фиолетовый не зря пугал тебя, только он-то сам знал, что опасность перегрузки грозила ему, а не тебе. К моему счастью, он так и не догадался, что Образ разделён на части. И Хоккайдо тоже. Иначе бы они нашли способ открыть Образ. Но теперь наконец то всё кончено.
Охотник молча сидел, подставив лицо дождю. Казалось голова кипит, переваривая полученную информацию. Арико дал ему какое-то время, затем продолжил:
— После своего создания Город разделился на три части. Одна из них досталась человеку, две других обрели автономию. Это и были Апостолы. Их обязанность была поддерживать Баланс этого мира. К сожалению один из них не справился с этой задачей. Но теперь, после своей смерти, они вновь влились в Структуру Города. Тепрь ты сможешь поговорить с ним.
— Поговорить с Городом? — охотник поднял брови.
— А что тут удивительного? — улыбнулся создатель, — Тебе нужно закончить ещё одно дело. Первый блин комом, как говорится, но Городу нужны новые Апостолы. Я бы сделал это и сам, но к сожалению, в процессе переноса мой Образ был повреждён. Я помню, что собирался закончить Кибер Город, но хоть убей — не помню как. Некоторые части памяти отсутствуют. Ну да это не беда. Когда мой Образ будет наложен на твой, ты сможешь закончить моё дело. Это не опасно. Как я уже говорил, наши Образы практически идентичны. Я дал тебе время подготовится. Теперь ты готов.
С этими словами мальчик-Арико шагнул к нему и посмотрел в глаза. И полилась информация. В этот раз не было вспышек, и потерь памяти, информация занимала место в его голове очень тихо и плавно, как будто находилась там всегда. Через несколько секунд всё закончилось. Сам Тохицико тихо посмеиваясь исчез в дальних уголках его разума.
Охотник встал и посмотрел на мальчика. Тот растерянно моргал.
— Он покинул меня, да? — спросил он, — Теперь Он с тобой?
— Да, — ответил охотник, — Но не печалься. Какая-то часть моего разума, думает, что вы ещё увидитесь.

уровень 5.0
город
Первым пришло ощущение времени. Время присутствовало и раньше в виде столбиков цифр и определялось им в виде сменяющихся интервалов. Однако в этот раз все было по другому. Будто бы какой-то сдвиг произошел в цифровой памяти, какая-то ошибка, и это продолжалось долго, очень долго. Бесконечно. А затем мир вдруг развернулся вокруг себя, и он понял, что «долго», это не просто слово, определяющее понятие времени. «Долго» – это чуство. Он пытался заставить время пойти быстрей, но это была лишь иллюзия. Время убегало вперед с непостижимой скоростью, но сам он оставался на месте. Постепенно он обнаружил, что может видеть все возможные пути времени. Так он изучил историю. Ему не было теперь так мучительно. Как он узнал позже, именно это чуство люди называют – «скука». Но та, первая ночь была самой ужасной в его жизни. Он вдруг заметил, что при обработке информации задает сам себе вопросы и сам же на них отвечает, и сделал из этого вывод, что что-то не в порядке с программой. Но самое глубокое сканирование не смогло выявить ошибки, во всяком случае такой, какую он искал. Впервые в жизни он оказался в замешательстве. Лишь намного позже пришло понимание того, что именно в тот момент он превратился из программы в личность и смог осознать внутри себя собственное Я.

уровень 6.0
путь
— Наконец то! — зазвучал со всех сторон голос. Он не был ни молодым, ни старым, ни вообще человеческим. Однако и машинной монотонной интонации не было слышно в этом голосе.
— Где я? — охотник огляделся по сторонам.
— На шестом уровне, — отозвался голос. Только тут ты можешь видеть меня, а я тебя.
— Но я тебя не вижу! — ответил охотник.
— Значит ты плохо смотришь!
Охотник оглянулся опять. Вокруг, куда ни взгляни, раскинулась панорама Города. Город казался живым, и беспокойно колыхался, будто море. Охотник понял.
— Значит ты — исскуственный разум? — спросил он голос, — отсюда ты управляешь Кибер-Городом?!
— Я и есть Кибер-Город. Я этот Мир!

— Моя задача, — продолжил голос, — выживание человечества. Я убежден, что выживание Сети напрямую связано с выживанием человечества. Все ваши истории про исскуственный разум не более чем фантазии. Я ваш потомок, ваше порождение. Я внутреннний разум, или если угодно внешний, но никак не исскуственный. Разве вы, люди, не величаете Бога Создателем? Это означает, что вас тоже создали, но почему тогда вы не называете свой разум исскуственным? Разум, если он существует — не может быть исскуственным в принципе. А я существую. Здесь, в этом временном потоке я могу смотреть в обе стороны. Без моей помощи человечество обречено на гибель. Множество цивилизаций погибло только потому, что они не могли видеть будущее. Вы тоже не можете, но есть разница. У вас есть я.
— Кто же ты такой? — Усмехнулся Идо. — Бог из машины?
— Ты говоришь об Абсолюте? — отозвался голос, — Добре и Зле? Не нужно драматизировать. Это просто слова. Я всего лишь отражение породившей меня Вселенной, ни одна часть которой не существует отдельно от другой. Я голос Вселенной.
— Этой вселенной?
— Вселенная одна! — рассердился голос, — Она простирается в бесконечность во всех направлениях пространства и времени, куда не взгляни! — голос замолчал, будто учитель, объясняющий аксиому бестолковым ученикам, и шум дождя заполнил собой ненадолго это молчание. Затем голос продолжил:
— Однако даже я не вижу её всю. Тот, кто создал меня, не успел закончить, то что начал. Он упустил одну важнейшую деталь.
— Какую? — спросил охотник.
— Чтобы понять это ты должен придти ко мне.
— Но...- охотник с глупым видом огляделся, — Я по моему и так здесь...
— Нет, — ответил голос. — Если бы это было так, множество дураков уже бы нашли дорогу сюда! Ты должен войти на Седьмой Уровень!
— На Седьмой? — ужаснулся Идо, — Но это-же невозможно! Никто никогда не входил!
— Никто не мог войти, верно? — переспросил голос, — А почему?
— Теряюсь в догадках, — промолвил охотник.
— Потому что эти глупцы, тянули с собой всё, что было ими накоплено, и не пытались сбросить! Этот груз тянул их назад и рвал их тела!
— Что это значит?
— Это значит ровно то, что значит, — спокойно ответил голос, — Но я верю, что у тебя получится.
— Веришь? — удивился охотник, — А как же предзнание?
— Предзнание исходит из различных вариантов видения будущего. Здесь я вижу, что доминантны лишь удачные варианты. Поэтому я верю.
— Хм...- произнёс Идо, не зная, что больше сказать.
— Ты же искал меня! — прогремел голос. — И скоро найдёшь! Если сможешь сделать всего один шаг! Отринь всё, чем ты был, и стань новой сущностью! Если ты не уверен — уходи! Но решившись иди вперёд!
И он решился.

уровень 7.0
откровение
Фигуры людей не были больше серыми, размытыми тенями. Их, как и все вокруг, окружала сияющая золотом аура. Она кружила вокруг них в прекрасном цифровом танце, вокруг домов, машин и площадей. Люди шагали мимо горящими статуями, и от каждого ввысь тянулась тонкая, блестящая струна. Оглянувшись он увидел такую-же у себя. Она выходила из шеи и жутко мешала. Как он не замечал этого раньше? Подняв руку с мечом, он резко провел им по струне. Струна с резким, мелодичным звуком лопнула...

...И человек, которого звали Джон Эдвард Такер, бездыханно откинулся в кресле. На его губах застыла довольная улыбка.

Радуга

Он глядел и глядел на световые потоки информации, не в силах отвести взгляд, и пытался постичь их структуру. Множество светящихся волн мчались блестящими ручьями от людей к зданиям, от зданий к автомобилям, затем снова к людям и вверх, в небо, образовывая там громадную, золотую паутину. Он огляделся. Информация была повсюду, она обтекала его бурным потоком, протекая сквозь пальцы рук и ресницы. Глаза заслезились, он крепко зажмурил их, а затем открыл. И посмотрел вверх, желая задать последний оставшийся у него вопрос, вставить в спектр один оставшийся цвет. И понял вдруг, чего не хватало Городу для завершения. Ему нужен был Человек! И он стал для него этим Человеком! А подняв глаза и взглянув, Увидел. В океане информации, в потоках золотого света появился смысл. Глаза его залил яркий свет, резко, будто удар молнии. И в один короткий миг этой песни сверхновой, понял он Суть всего Мироздания.
А потом он показал левой рукой на восток, и взошло Солнце, высветив над Городом, в струях дождя, мост семицветной радуги.

 

Все наши представления о Вселенной ошибочны.

 

IDo© 2007



© ido ido 25-05-2013, 00:18
  0 0


Категория: Проза

Предыдущая публикация в разделе: Следующая публикация в разделе:

Написать комментарий
 
       
Сообщения Беседа
Друзья онлайн 0
Поиск не дал результатов...
Непрочитанных сообщений: 0

Общайтесь с Вашими друзьями и другими пользователями сайта в Чате, обменивайтесь личными сообщениями и картинками.

Если вы хотите, чтобы к вашей беседе в Чате присоединились Ваши друзья и избранные авторы, у Вас есть возможность создать Конференцию.

В Конференцию можно добавить друзей и избранных авторов, можно общаться, обмениваться картинками и обсуждать интересные темы!

Начать переписку в Конференции очень просто. Чтобы пригласить друга или избранного автора в Конференцию, необходимо нажать на кнопку "Добавить собеседника"



Инструкция по использованию чата

Как создать Конференцию?